Турклуб Ратибор СтавропольС 1 по 9 мая проводилась 36-я туриада Ставропольского края по горному туризму «Победа-2010», посвященная 65-й годовщине Победы в Великой Отечественной Войне. В ней приняла участие команда туристско-спортивного клуба «Ратибор» в составе 14 человек под руководством Королевского Ивана, совершив горный пеший поход 1 категории сложности по Западному Кавказу.

Пройденный маршрут: Пос. Теберда - пер. Муха (н\к 2764м.) – пос. Красный карачай - пер. Хадюка (1А 2950м.) - пер. Чигордали Южный (1А 2780м.) – пос. Архыз.


1мая.

Выезжаем утром в девять часов сорок минут. Дорога Ставрополь - Теберда за разговорами проходит незаметно. В половину третьего выгружаемся на остановке, за которой начинается наш путь в Архыз. Ого, сколько нас... четырнадцать человек. Меня опять начинает мучить вопрос – не мало ли мы взяли продуктов? Шутка ли - в группе десять мужиков с отличным аппетитом… Ладно, поздно уже переживать, сейчас главное – запихнуть все в рюкзаки. Наконец мы справились с этой нелегкой задачей. Андрей Борисович крепит маленький Андреевский флаг на своем каримате с иероглифами «Айкидом». Руководитель – Королевский Иван – первый раз командует «под рюкзак».
Остановка в Теберде.

Через несколько десятков метров мы окунаемся в ароматную прохладу леса. Здесь сложно потеряться – дорога одна. Группа растягивается, каждый пробует силы, входит в ритм движения. Погода солнечная. Воздух приобретает неповторимый вкус. Василий замечает: «В этом воздухе столько энергии, что гораздо легче, чем в городе, идти». Случайно нашла, но не могу не привести цитату из Паустовского: «Лесной воздух целебен: он удлиняет жизнь, он повышает нашу жиз¬ненную силу, и, наконец, он превращает механический, а подчас и затруднительный для нас процесс дыхания в наслаждение». Думаю, с полным правом здесь можно добавить: «…и горный…».

Через полчаса на ближайшей полянке возле реки - привал с перекусом. Влад достает коньяк – выпьем за начало и за знакомство! У нас не все в команде знакомы друг с другом. Четверо – Руслан, Дима, Василий и Роман – новички в горах. Им больше всех требуется помощь в подгонке рюкзаков.

Не торопясь, продолжаем путь. Хотя, мне хочется поскорее придти на ночевку: сегодня мы хорошо покушаем - уйдут хлеб, картошка, капуста и другие разносолы, и завтра рюкзаки заметно полегчают. Многие туристы перевал Муху недолюбливают: только что все сидели в автобусе и не напрягались, а тут работать надо, дыхание еще не установилось, рюкзаки тяжеленные. Но вспоминаю, как себя чувствовала здесь первый раз девять лет назад, и понимаю, что сейчас гораздо легче. Сейчас на все вышеперечисленное уже не обращаю особого внимания, но дойти все-таки хочется побыстрее. Ловлю себя на настойчивой попытке извлечь из памяти воспоминания о знакомых поворотах дороги, означающих, что отдых близко. Очередной подъем кажется тем самым «крайним», за которым откроется вид на поляну с ржавой лебёдкой. Наконец через два – два с половиной часа глазам открывается поляна со следами пребывания лесорубов. Налево уходит ущелье реки Азгек. Наша дорога бежит дальше вдоль Мухи, но на сегодня достаточно потопали - пора и полопать.

Разбираемся с палатками. Что-то их многовато. В суете замечаю стоящего рядом Василия. Он печально смотрит на расколовшуюся кружку, пытаясь сложить вместе фарфоровые половинки. Да-а-а, человеку в походе без кружки как минимум некомфортно. Но не перевелись еще в нашей команде народные умельцы! Роман тут же мастерит демо-версию чашки из пластиковой бутылки, которая дожила до конца похода, утратив только ручку.

Сегодня первыми дежурят опытные туристы. Когда я вижу, как Влад готовит, я понимаю, что могу расслабиться и насладиться этим волшебным зрелищем. Антон, Андрей, Стас и Татьяна мастерски нарезают капусту, лук, картошку. На ужин - борщ, картошка с мясом и капустный салат впридачу. На этом свежие овощи заканчиваются, дальше идем на сушеных. Вижу, Антон уже потряхивает бутылкой, наблюдая реакцию жидкостей. Все потихоньку подтягиваются к столу.

Стол требует отдельного описания. Лесорубы обеспечили себя качественной лесной «мебелью». Стол – толстенное полено огромного дерева. Стулья – поленья потоньше с неотпиленной щепой, выполняющей роль спинки. Для пущего комфорта на сиденьях прикреплены автобусные седушки. На всю нашу компанию, конечно, такого «шармана» не хватает. Пристраиваем дополнительный стол из аналогичного пня и посадочные места из досок, благо их вокруг в достатке. С походной кухней нам сегодня тоже повезло - рядом со столом стоит приличная печка-"буржуйка".

Команда сразу делится на пьющих и воздерживающихся. Но это не мешает нам дружно ужинать. Помешать может только погода, начинает моросить дождик. Натягиваем новенькие дождевики и продолжаем. Между "первым" и "вторым" перерывчик небольшой… После картошки с мясом пора и в гости. А какие ж «гости» без песни. До костра соседней команды под руководством Димы Шпака недалеко, всего пятьдесят метров, но Стас, Ваня и я успеваем исполнить «украинскую народную» в лицах. Ария девицы ложится на мои плечи, а в горах после спирта я не стесняюсь: этой ночью мы можем спать спокойно - все медведи в округе поспешили убраться подальше после моего соло. Главное, что товарищи по команде не разбежались!

С наступлением темноты распогодилось, сквозь тучки проклюнулись первые звезды. Влад определяет высоту по GPS-навигатору – 2670 м. Мы разводим большой костер, и Антон затевает процедуру знакомства. Дима строгает себе посох – верный его помощник при ходьбе. Андрей тоже уже успел обзавестись - даже двумя – отличными посохами. После чая с медом разбредаемся по палаткам, а самые стойкие - засиживаются допоздна. Ночь теплая.

2 мая.

Подъем получается не ранний: дежурные - в шесть часов тридцать минут. Позже всех – руководитель, ему положено сохранять ясный ум, а для этого надо хорошо высыпаться. Зато он не успел полюбоваться тающей луной над снежным хребтом, подсвеченным лучами утреннего солнца. У команды с самого начала появляется привычка: два часа на утренние сборы становятся традиционными. Стабильность – признак мастерства! Немного регулируем рюкзаки и выступаем. Дима Шпак - радостно машет нам ручкой - тропите, мол, тропите.

Примерно через полтора часа дорога ныряет в речку Муху. Старого бревна давно нет. Переходим вброд, разувшись. Вода чистейшая, прозрачная, холодная. Ногам стало теплее и веселее, но времени на разувание - обувание ушло прилично. Дальше нам с дорогой не по пути. Сначала идем вдоль Мухи, которая здесь больше тянет на ручеек, чем на полноценную речку. Через переход располагаемся на травянистом возвышении под ярким солнышком недалеко от коша. Организм требует энергии в виде глюкозы, и «Сникерсы» вполне для этого подходят. Натягиваем фонарики, в смысле – бахилы. Оглядываем предстоящий подъем: все в снегу, прямо по курсу одиноко чернеет на снегу остов какой-то военной машины. Справа, на левом берегу Мухи, берущей начало под перевалом, проложена новая дорога. По снежнику переправляемся на нее. Вскоре у Руслана окончательно разламывается мучавшая его со вчерашнего дня пряжка на поясе рюкзака. Не успела я подумать, что придется ему этот пояс завязывать, как Андрей Борисович протянул ему новую целехонькую пряжку: «Скажи спасибо Маше! Это она взяла запасную». Уф, все бы проблемы так решались!

Уже виден подъем к самому перевалу Муха. Там просматривается цепочка следов на снегу, прямо «влоб». Мы идем иначе, по склону левее перевала, плавно забирая вправо. Сначала снег держит, но по мере продвижения начинаем буксовать. Позади периодически слышу сдавленные «Ух!» и другие междометия, сопровождаемые звуком проминаемого снега. Это народ проваливается по «самые …». Антон идет замыкающим и прикалывается: «После вас, – говорит, - как траншея в снегу». После преодоления снежного склона лежим на рюкзаках на травянистом пятачке, едим конфетки и наблюдаем, как небо быстро затягивают темные кучевые облака. Становится холоднее, это придает нам энтузиазм, и мы быстренько шлепаем дальше.

Ура! В тринадцать пятьдесят мы на перевале Муха! На него мы заходим «по-ратиборовски» – сверху, через гребень небольшого отрога левее седловины. Высота по прибору 2760 м. Возле перевального тура лежит куча поленьев, судя по всему, летом новая дорога поднимается прямо на перевал. Снимаем записку т/к Алькор. Глядя на потемневшее небо, оперативно расхватываем перевальный шоколад и подкрепляемся «мороженным» с печеньем. Многие пробуют снежное «альпийское мороженое» со сгущенкой в первый раз. Меня впечатляет, когда Влад извлекает из рюкзака пол литра коньяка в оригинальной таре. Мелькает мысль, что же еще интересного и тяжелого скрывает его необъятный и, наверно, неподъемный рюкзак.

Поздравляем новоиспеченных туристов с первым перевалом!

Солнечные лучи уже не пробиваются сквозь клубящиеся тучи, набегающие со всех сторон. Ущелье Большой Марки, куда лежит наш путь, подергивается дымкой тумана. По заметной тропе начинаем спуск. Держитесь, колени! Склон, по которому мы двигаемся, свободен от снега. Пока спускаемся, с неба срывается «крупа», ближе к речке - капли. Речушка речушкой – а переправляемся не с ходу, ищем удобные камни. Хорошо, ноги никто не намочил, а то под нередкими каплями дождя и холодным ветром в этом мало приятного.

К этому времени, думаю, у всех в голове (а у кого-то и на языке), вертится вопрос: «нас сегодня кормить будут?». Будут! Объявляем перерыв, то есть - перекус! Упав на привал сразу за переправой, устраиваем праздник изголодавшимся организмам. Обед проходит невесело: смотрю, все уже устали, ежатся от влажного холода, - настроение скорее со знаком минус. Ане и Руслану выдаем рыбную консерву. Забыла сказать: они не едят мяса, вместо него в их меню фигурирует рыба. В нашем случае – консервированная. Вчера за ужином от дежурных уже прозвучал традиционный вопрос: «где наши вегетарианцы?». Это для того, чтобы положить им блюдо до закладки в него мяса. А для насыщения белкАми (не бЕлками!) ребята получают рыбную консерву. К концу похода они все грустнее будут смотреть на изрядно поднадоевшие банки с рыбой.

Пока едим, окончательно замерзаем. Надо срочно согреватся, то есть быстрее топать дальше. Недолго пробираемся по лесу и в семнадцать тридцать встаем лагерем на его кромке на той же речке ниже по течению. Высота 1640 м. Теперь дежурит другая команда: Андрей Борисович, Маша, Василий и Роман, но двое из них - неопытные туристы. Мы с Андрюшей помогаем им и оперативно разводим костер. У нас с ним есть кому поставить палатки, ведь живем по трое. Нам не трудно, а всем приятно! Каждому по-разному дался сегодняшний переход, но устали, полагаю, точно все.

С ужином не торопимся, пока еще не голодны. Антон несет аптечку. Чтобы не приносить-уносить ее постоянно, он выставляет сумку с лекарствами у костра, и я начинаю по-чуть оказывать помощь и консультации. У кого уже куча мозолей, кто на солнце обгорел, кто за котелок схватился – без этого ни один поход не обходится. Несмотря на это, забот у меня не много. Таня сама справляется с многочисленными мозолями от ботинок, имея, к сожалению, большой в этом опыт. А Василий даже пытается избежать обмазывания Пантенолом, но, разумеется, безуспешно.

Кстати, у меня есть повод для радости. Волей случая, мне пришлось идти в этот поход в вибрамах. Настоящих, которых больше, по-моему, не выпускают. Сестра поделилась раритетом. Так вот, я очень переживала, что набью себе мозоли. Нет! Ничего подобного! И это приятно! В дополнение к моему счастью – они абсолютно не промокли на сегодняшнем снегу. За это спасибо Ване: он посоветовал за пару недель до выхода многократно промазать кожаные вибрамы машинным маслом. В отличие от традиционного метода пропитывания гусиным жиром, этот способ оказался весьма эффективным. К тому же – без неприятного запаха жира.

У костра сидим недолго, хоть и тепло. Засыпаем под шум речки. Потом Дима скажет, что ему ночью снилось море.

3 мая.

Утро выдалось вялое, медленное, пасмурное. Встали в семь тридцать и нерезво бродим по своим делам. А ведь у нас сегодня праздник – у Маши день рождения! Мы с Ваней хотели, чтобы он был запоминающимся. Впрочем, как может быть иначе, если Маша встречает его в палатке в ущелье Большой Марки. Ну разумеется, именно с этой целью я и несу с собой коржи для торта. Берегла их как зеницу ока. Вчера показалось, что Андрей Борисович может сесть на мой рюкзак именно в месте их расположения, - аж дыхание перехватило.

Итак, после завтрака у нас торт со сгущенкой и клубничным вареньем. Решаю, что Маша не обидится, что свеча одна. К моему разочарованию, наше с Ваней: «С днем рождения тебя…» и дальше как в песне поется, никто не подхватывает. Руководитель вручает имениннице карабин с репшнуром и напутствует: «Чтоб всегда могла встать на самостраховку!». У Маши для нас тоже есть угощение – удивительно целые вафельные тортики. Но непроснувшаяся команда вяло реагирует на обилие «вкусняков», оставляя их на перекус.

В полдень группа собралась с силами и встала под рюкзак. А идти нам сегодня - ого-го сколько. Переходим на левый берег Большой Марки по старому мосту. Андрей Борисович делает фото команды над рекой. Отличная тропа ведет нас вдоль склона к выходу из ущелья высоко над рекой. Команда, то растягивается, то собирается вместе. Дремота постепенно улетает. Согреваемся, раздеваемся и идем веселее. Ущелье Большой Марки маленькое, неширокое, красивое, у меня создалось впечатление – суровое. Вода в реке прозрачная, но имеет слегка изумрудный оттенок, может, из-за повышенного содержания каких-то минералов, покрывающих подводные камни серо-зеленым цветом. Пасмурно и тихо.

Тропа круто поворачивает и сбегает вниз к реке. Первый мост. Делаем привал, но в таком красивом месте никто не лежит на рюкзаках. Река резко изгибается между крутыми скалистыми берегами, и бурно ниспадает вниз, резко теряя несколько метров высоты. Мы по очереди фотографируемся на фоне пенящегося потока на старом деревянном мосту.

Дальше тропа возвращается на левый берег, и снова – на правый - по двум деревянным мостикам, а потом бежит через ароматный сухой хвойный лес. Нам с Машей не дают покоя листики земляники вдоль дорожки. Собираем немножко для вечернего чая.

Дойдя до Аксаута, тропа теряется под разлившейся Большой Маркой. Переправляемся по поваленным деревьям. Надо сказать, что любая переправа прилично тормозит наш темп, людей-то много. Поселок Красный Карачай встречает нас холодным ветром и тишиной заброшенных домов. Направляясь к мосту через Аксаут, совершаем экскурсию по поселку. Был бы экскурсовод, сказал бы: «Обратите внимание налево: дорога огибает природный памятник «Сосна на скале», символизирующий волю к жизни. А теперь справа – каменный палец, установленный здесь неизвестным автором в неизвестный период. Назначение его также неизвестно. А теперь поторопитесь, нам надо успеть к отправлению автобуса…» Ага, если бы… Нас никакой транспорт не ждет, и мы не торопимся.

Делаем остановку перед автомобильным мостом через Аксаут. Рядом стоит этот самый камень с неизвестной биографией, под ним - свежая дощечка от т/к Алькор «65 лет Победы». Андрей Борисович и Аня возвращаются с фотоаппаратами к огромному камню с одинокой сосной, оплетающей его корнями. Ваня исполняет нам соло на варгане.

На левом берегу Аксаута начинается второй этап сегодняшнего маршрута – вверх по ущелью по дороге. Недалеко от Невинномысской турбазы останавливаемся на перекус. Мы с Машей, вооружившись перчатками, обносим полянку с молодой крапивой. К стыду своему должна признаться, что витаминные листики так и не попали в наш котелок: я про них забыла. Перед выходом с привала, кажется, Руслан просит Андрея Борисовича провести небольшую мини-экспресс-тренировку по айкидо. Класс! После растяжки спины на какое-то время становится легче нести рюкзак.

Команда снова растягивается по дороге группами то по интересу и разговорам, то по скорости ходьбы. Погода пасмурная, холодный ветер – во время движения хорошо, не жарко. День уже повернул к вечеру. Хребты вдоль ущелья укутываются вверху в одеяло тумана. Справа от дороги долго тянется унылый склон, похоже, после давнего пожара. Вдруг вдали показывается табун лошадей. Он приближается, и я впервые ощущаю, что такое «земля дрожит» от топота копыт. На какой-то момент кажется, что лошади несутся прямо на нас, и в голове крутится мысль: а как спасаются от табуна лошадей в открытом месте (здесь ущелье прилично расширяется)? Но в следующую секунду показывается табунщик и его верная собака, направляющие их мимо нас. Все происходит настолько быстро, что только Роман и Дима успевают сориентироваться - достать фотоаппарат и запечатлеть это красивое зрелище.

После переправы по поваленному дереву через очередной ручей, руководитель отпускает вперед авангард, описывая приметы нашей цели. «Справа по ходу будет огромная каменная глыба, над ней "полочка"». Оттуда начинается подход под перевал Хадюка. Если вдруг промахнемся, то метров через сто пятьдесят - двести будет мост - туда нам уже не надо. Так… Окрыленные надеждой быстро добраться до указанного ориентира, прибавляем шагу.

Настроение требует песни, и мы со Стасом затягиваем что-то мелодичное. Ну-у, это Стас затягивает, а я пытаюсь ему что-то подпеть в тех местах, где знаю слова. Вообще, в Стасе меня поражают две особенности: возможность красиво, не задыхаясь, петь на ходу с рюкзаком за спиной и отличная память на слова песен.

Наш душевный дуэт разбивают… коровы. Стадо с молодыми и не очень бычками. Они воспринимают наше приближение с настороженным беспокойством, нагло уставившись и провожая нас взглядом. Мы замолкаем, и я тихо крадусь мимо них в своей красной куртке. Да, теоретически я знаю, что быки – дальтоники. Но когда проходишь на расстоянии метра от них, пожалуй, лучше быстро не двигаться.

Дальше пошла «охота на лис», то есть - на здоровую каменюку. Казалось бы, все люди грамотные, понятно, что ориентир – скала, будет заметным, значительным. Но мы с горящими глазами бросаемся на каждый камень побольше, споря, он это или не он, и «полочка» ли за ним или не «полочка». Минуем новенькие синие знаки, сообщающие нам приятную новость: мы входим в приграничную зону, и нам строго-настрого запрещено в ней носить оружие (не носим!), …, и дальше прочитать не успеваем, неохота останавливаться. Все равно пропуск у нас есть.

Влад и Антон вырываются вперед, обозревая местность в поисках заветной скалы. О, мы с Татьяной видим, как они, сбросив рюкзаки у кучи бревен, уходят вперед. Неужели хотят убедиться, что впереди уже мост? Точно! Вот выход скалы, на котором большая пологая площадка. Мы на месте! Сегодня протопали двадцать пять километров. Время - девятнадцать пятьдесят, световой день на исходе. Встаем на ночевку: до коша наверху по темному лесу мы не пойдем. На этой самой «полочке» есть хорошее кострище, только вода далеко. Но, пока мы – Иван, Дима, Аня, Руслан и я – дежурные, быстро разводим костер, остальные все равно устало тянутся к речке омыть в холодной воде натруженные ноги. После Стас и Андрей растягивают куртку над костром: Андрей чуть не нырнул в воду, ища в сумерках спуск к воде. Но обошлось - только рукав намочил.

Постепенно все подтягиваются к костру, суп уже готов. Вечерние пятьдесят грамм за ужином придают мне бодрости и смелости, и я тоже соблазняюсь мыслью умыться в реке. Но моя смелость быстро начинает испаряться, как только я удаляюсь от костра. Темно - луч фонаря не разгоняет тьму, а выхватывает непонятные силуэты деревьев, кустов. Речка шумит, но ее все нет и нет. В итоге, я-то и умылась, и воды набрала, но страху натерпелась – ужжжас! Не ходите, дети, ночью в темный лес одни гулять!

Все сильно измотались за этот день. Второе блюдо – гречку с мясом - приготовленное на ужин, решаем съесть на завтрак. Пьем чай, заваренный с листиками земляники, едим мед и пряники.

Вдруг меня осеняет идея! К слову сказать, у нас сегодня подтвердился закон парных случаев. Сколько лет ходим в походы, ни у кого в группе не ломалась пряжка на поясе рюкзака. А сегодня где-то в дороге Роману пришлось туго затянуть на поясе узел: пластиковая защелка не выдержала нагрузки и сломалась. Озарившая меня идея состояла в том, чтобы отрезать со своей напоясной сумки застежку и пришить ее на рюкзак Роману. На вид эта пряжка довольно крепенькая, хоть и меньше оригинальной в два раза. Рома с сомнением воспринимает это предложение. Но с узлом он сегодня уже намучился…. Я начинаю осторожно выпарывать застежку со своей сумки. Как только я протягиваю ее Роме, к нам заинтересованно подходит Таня: «А зачем это Роме?». Объясняю, что ему нужна пряжка на рюкзак…. Татьяна говорит: «Такая?» - и показывает на пояс на комбинезоне. Я опомнилась только через секунду. С воплем «Таня, что же ты раньше молчала!», понимаю, что Роме удивительным образом повезло. А Татьяна без пояса не пропадет, только фотоаппарат некуда стало цеплять. Роман, полагаю, счастливый скрывается в палатке с рем.набором.

Расползаемся по палаткам. Подъем в четыре часа тридцать минут.


4 мая.

С утра вчерашняя каша идет в охотку. Обязательные ежедневные витамины и конфеты розданы, и в шесть часов тридцать минут входим в лес. Тропа хорошо видна от поляны, ведет по краю хребтика высоко над рекой, в низовьях которой мы вчера вечером умывались. Река шумит и пенится, образуя пороги и водопады. По мере нашего продвижения вверх она постепенно стихает, местами прячась под снег. В туманном лесу идем по тропе, а затем по дороге, оставленной лесорубами. Кто-то отмечает, каким чудесным многоголосьем разливается птичий щебет в утренней тишине.

Когда доходим до так называемого "нижнего коша", набрав шестьсот метров высоты, нас радостно встречают яркое солнце и голубое небо. Оглядываюсь назад: внизу над рекой стелется облачный туман, убегающий от жарких лучей. А у нас короткая остановка для «солнцезащитного макияжа»: лица становятся белесыми от крема. Пожалуй, не совсем красиво, но, безусловно, полезно. Солнцезащитный крем с фактором 50 доказал свою эффективность не в одном походе. Те, кто пренебрег им на Мухе, уже получили вечером свою дозу Пантенола.

Пока народ отдыхает и мажется, Дима изготавливает свой универсальный заменитель фонариков на ноги. Итак, в помощь всем, кто выходит на снег без бахил, описываю конструкцию: дно полиэтиленового пакета разрезается, пакет надевается на ногу, цепляется при этом ручками под подошвой ботинка, и все это намертво обматывается скотчем! Проверено Димой - реально работает!

Продолжаем подъем вправо: сначала чуть-чуть вдоль ручья, потом - по травянистому склону, резко набирая высоту. Отдыхаем. Влад, отмечая все наши передвижения на навигаторе, сообщает, что мы поднялись еще на сто пятьдесят метров. К слову сказать, у нашей группы сложился практически ритуал: на каждой остановке Влад извлекает GPS-навигатор и, внимательно вглядываясь в экран, рассказывает о нашем очередном достижении, подбадриваемый нашими вопросами «Сколько мы прошли, сколько осталось набрать по высоте, какое расстояние по прямой и по тропе?». Бесспорно, прибор делает наши привалы интересными и занимательными, есть что обсудить. К примеру, по его показаниям сначала нам остается пройти 7 км, а после очередного перехода – 11. Соответствующим образом меняется расчетное время прибытия, то обнадеживая, то убивая надежду напрочь. (Прибор хороший, но в горах ему сложно просчитать маршрут.) Между прочим, из-за того, что во время последней ночевки погода прояснилась, навигатор сообщил, что мы за время сна поднялись на 100 м. Супер!

Вяло покидавшись шишками, снова двигаемся вверх. Выходим из зоны леса на травянистый склон и движемся по нему влево, потом, следуя за его изгибом, вправо. Доходим до начала цирка, где перед выходом на снег решаем подкрепиться. Пока мы жуем «Сникерсы», Иван просит внимания и проводит краткий курс молодого бойца. Андрей Борисович снимает на видео, как наш руководитель демонстрирует приемы остановки, «зарубания» на снегу, объясняет как надо и не надо ставить рюкзаки на склоне. Отлично, после теоретической подготовки пора и в путь, пока снег держит. Солнце, кстати сказать, уже давно не беспокоит нас своим вниманием, что нам сейчас только на руку.

Ого, вот это следы! Недавно перед нами прошел немаленький, вероятно, медведь, учитывая, как глубоко он проваливался в снег. Отпечатки когтей четко просматриваются внутри каждого следа. Потом наши пути расходятся. Мишку потянуло налево, а нам – прямо. Чем дальше в цирк, тем глубже снег… К досаде, начинаем проваливаться. Самые сильные и тяжелые туристы тропят, движение, увы, замедляется. Но вот впереди открывается желанная предперевальная взлетка. И что же: к сожалению, на седловине на нашу сторону висит приличный «карниз». Прямо «влоб» через него на перевал ведут чьи-то следы. Нам снова не туда: время позднее, и идти прямо рискованно. Забираем правее на травянистый отрог. После быстрого перекуса на снегу в тринадцать двадцать медленно и осторожно поднимаемся на самый его верх, на высоту 3047 м, по тридцатиградусному склону. Там поворачиваем налево и по гребню хребта по траве, не выходя на карнизы, спокойно спускаемся к перевальной точке.

В три часа дня мы на перевале Хадюка на высоте 2977 метров по навигатору. Перед нами здесь была группа из с.Донского под руководством Чернова. Приличного фото у нас не получится: пока Ваня пишет записку, нас окончательно окутывает туман, давно подбиравшийся к нам со всех сторон.

Начав спуск, выходим на небольшую ровную площадку. Тут сегодня и заночуем. Вокруг нас – белая пелена. Непонятно, где граница между зыбким туманом и снежным склоном. Топчем снег под палатку, и я замечаю озадаченные взгляды и неуверенные движения новичков. Действительно, мы им рассказывали о комфортных ночевках внизу у реки с жарким костром, а тут на снегу спать придется…. Разумеется, всяко бывает. Для этого и взяли с собой горелку и газ. Воды сюда донесли немного, но хватает на целый котелок лимонного напитка. Полноценного ужина не будет, только сублиматы, грудинка и сладости. Я решаю, что самое время достать 0.5 коньяка, который Ира Ерохина принесла нам к отбытию автобуса. Поразительная предусмотрительность! За это ей отдельное спасибо! Маша, в свою очередь, предлагает оценить чудесный ликер, название которого, правда, так и не выясняем, ведь он уже в пластиковой таре. Антон достает из рюкзака очередную порцию спирта. Для поднятия настроения у нас есть особый десерт – банка ананасов. Рома с радостью выставляет ее на стол (еще бы – восемьсот грамм веса).

Ставим топиться снег: чуть позже будет пюре с мясом. А пока, кто-то ушел в палатки, кто-то остается у стола. Влад рассказывает нам занимательные истории из своей богатой походной жизни. Тем временем у меня, к сожалению, появился пациент. У Романа температура, болит горло. Он грешит на промокшие ботинки, но, надо полагать, виновато «мороженное» на Мухе. Сочувствую, болеть в походе неприятно…

Пока жду снижения температуры у Ромы после приема лекарств, сама неожиданно получаю весьма приятную процедуру. Татьяна бесподобно делает массаж, несмотря на то, что я - неудобный пациент: стою в одежде под срывающимся снегом рядом с теплой кампанией за столом.

Роману стало лучше, он ужинает и засыпает. А вот остальные остаются без ужина. Пока растаял снег в котелке, часть команды уже спит от усталости, другие нашли калории в алкоголе и тоже отправляются «на боковую».

К утру – бесподобные звезды, звенящая тишина и мороз.

5 мая.

Я просыпаюсь от чьих-то голосов. Вспоминаю, что вчера у нас бродила идея встретить рассвет на перевале. Может кто-то уже там? Кто-то, только не наши. Вся команда по палаткам. На фоне рассветного неба на перевале - многочисленная группа туристов. Постепенно все просыпаются и вылезают на свежий воздух. Фотографы бродят вокруг лагеря и делают снимок за снимком, ведь вокруг изумительная красота. В чистом голубом небе - одинокий серп луны. На наших глазах первые солнечные лучи окрашивают в розовый цвет самые высокие вершины – Софию и Псыш, над которыми как кокетливые нимбы висят линзы облаков.

Ваня со Стасом решают нанести визит вежливости и отправляются на перевал. Там с рассвета веселятся 3 команды т/к Юность общим числом пятнадцать человек. Это Артур Альбертович Чеченин и его воспитанники взошли на перевал. В семь утра, спускаясь, они проходят мимо нашего лагеря, приветствуя нас.

Пока мы упаковываем обледенелые палатки, картина вокруг меняется на глазах. Сначала в небе материализуются тонкие полоски темных облаков. Вершины хребтов вокруг еще сверкают в лучах солнца, а на Софию и Псыш уже падает чья-то тень. Вот и виновница: со стороны Аксаута ползет, клубясь и низко стелясь по склонам, серая туча.

В восемь часов мы резво пускаемся по следам Юности. Однако…, следы ведут налево, а мы всегда ходили прямо в кулуар, перед водопадом выходя из него в лес. Не будем менять привычки (а зря…). Быстро топаем вниз. Туда же ведут чьи-то старые следы. Вот уже виден последний участок перед водопадом. Впереди лесистая горка треугольной формы. От нее навстречу нам тянется тонкий отрог-перемычка. Следы уходят по снежнику резко влево и теряются за острым гребнем отрога на крутом осыпном склоне. Иван идет на разведку. Досадно, его резюме неутешительно: будет сложно выйти из кулуара в лес, потребуется преодолеть крутой участок скального выхода; по «сыпухе» можно спускаться, но все эти варианты пригодны, скорее всего, для более подготовленной группы. После короткого совещания руководитель принимает решение идти с минимальным риском, неровен час, кто-то не удержится и…. Для нас это означает – путь назад. Надо топать вверх до развилки со следами групп Чеченина.

Настроение – ниже плинтуса. Много времени потеряли на спуск, на разведку, и еще время уходит, пока мужчины набирают воду. Но вода нам однозначно необходима. Ведь, по сути, мы с утра идем практически «насухую», на завтрак всем досталось по стакану чая и все, тяжело. Чуть выше места, откуда повернули назад, по склону течет ручей и скрывается в ранклюфте. Подход к воде – крутой снежный склон с твердым настом. Вот тут-то и пригодилась теоретическая подготовка: поскользнувшись, Андрей Борисович успешно «зарубается», не уронив ни одной бутылки, следом за ним падает и технично тормозится на склоне Роман.

К общему неудовольствию, из за туч вылезло жаркое дневное солнце, поглазеть на наш промах. До самой развилки подниматься не приходится - навигатор подсказывает нужный поворот гораздо раньше. Как же нелегко возвращаться! Не столько физически, сколько морально! Ведь пока Ваня ходил в разведку, ребята, стоя на гребне отрога, уже видели внизу зеленую ленту Марухи, извивающуюся по долине, команды Юности, подходящие к переправе, заставу с баней.

Снег перестает держать, начинаем проваливаться. Стас на очередной остановке с досады даже заявляет, что ему надоело ходить в мае.

Добравшись до следов Юности, быстренько бежим вниз до леса. Тропу находим не сразу. К этому моменту Антон, Стас и я в ее поисках отрываемся вперед и пересекаем снежник. Группа скрывается за верхним изгибом хребта, следуя по тропе. Мы - трое - и остальные продолжаем спускаться по разные стороны хребтика минут десять, в итоге, встречаемся, когда он сходит на нет. Но руководитель, придя первым, учиняет нам разнос за то, что мы находились вне пределов его видимости и не последовали за группой. Они почти все это время спускались по старой лавине, покрывающей травянистый склон. Летом по нему зигзагом петляет тропа. А сейчас пришлось спускаться прямо вниз. Аня и Таня несколько раз успешно «зарубались», а Маша сделала это прямо на моих глазах.

Продолжаем двигаться к заветной заставе. Путь просматривается до самой реки. Только очень уж неудобно идти по лавине: ноги то проваливаются, то натыкаются на обледенелый ком. Настолько изматываемся, что, не доходя до реки, делаем передышку с шоколадом и вафлями. По пути вниз слышим грохот: практически над заставой высоко на противоположном склоне происходит мощный камнепад. Андрей Борисович успевает заснять его завершение на видео.

Наконец брод: в месте автомобильной переправы, где река широко разливается. Ваня проходит, практически не замочив колен и объявляет, что желающие могу идти босиком, дно песчаное. Ух ты, сколько находится желающих: почти все. Таня так резво рвется в воду, что забывает на берегу ботинки, а потом отказывается от помощи и возвращается за ними обратно. Я ее понимаю. Вступая набитыми горящими ногами в холодную воду, испытываешь практически наслаждение.

В два часа дня мы на месте. На заставе уже во всю топится баня. Иван, пользуясь своим служебным положением, сразу отправляется в парилку в компанию к Артуру Альбертовичу. Мы же пользуемся солнечной и ветреной погодой: торопимся просушить вещи и палатки. Но погода сегодня решает впечатлить нас своим разнообразием и капризной непредсказуемостью. Только мы заканчиваем равномерно разбрасывать свои вещи по поверхности земли, как по ущелью уже летят серые тучи. Быстренько закидываем вещи под защиту палаток, благо, все успело высохнуть. Натягиваем дождевики. Сегодня же по плану должна быть дневка и, соответственно, много вкусной и здоровой пищи. Безусловно, надо срочно выполнять план. Начинаем с компота. А пока Влад следит за гороховым супчиком, у нас есть отличный повод – День Радио! Как всегда, громко кричим «Ура!». Ра – Солнце – снова вылезает полюбопытствовать, кто там снизу ему орет, заодно высушивая наши дождевики. После супа джентльмены предлагают дамам, то есть Маше, Тане, Ане и мне, идти в баню. В прямом смысле. А самые отчаянные среди них, вдохновленные жаркими солнечными лучами, отправляются купаться на Маруху.

Попарились знатно! Наконец к вечеру, все чистые и сытые, решаем вопрос о завтрашнем дне. В сущности, решают за всех мои пациенты. Роману надо восстановиться и окончательно нормализовать температуру, Василию - поберечь колено, травмированное на спуске, а Антону… Хм, глядя на его распухший голеностоп, я прикидываю, как вести его вниз. Но руководитель и больной единогласно решают: завтра во время дневки нога «заживает», потом Антоху мы разгрузим и весело пойдем Южный Чигордали. В самом деле, рецепт - ничем не хуже других… Забегая вперед, в случае Антона этот метод лечения себя оправдал. Впрочем, и я делаю все от меня зависящее для осуществления вышеописанной программы.

Обрадованные известием о дневке, все расслабляются у вечернего костра. Мы пьем ароматный душистый чай, которым нас угостил Артур Альбертович. Сегодня днем он поинтересовался, нет ли у нас лишней картошки. Несложные подсчеты в уме: вчера суп не варили - конечно, я могу отдать друзьям-туристам целую порцию сушеной картошки. Слово за слово, и мы начали делиться рецептами изготовления походного мяса. Ваня угостил Артура мясом, сублимированным в жире, а Альбертович принес нам на пробу мясо, высушенное и смолотое практически в порошок. Мы с Ваней про такое читали, но никогда не делали и ни у кого раньше не видели. Интересно! Надо будет завтра спросить, что это за вкусный чай он нам подарил.

Василий подкидывает в огонь очередную «лишнюю» майку, не нести же ее дальше! Смотрим, как майка плавится и растекается по камню. Надо же, из чего ее сделали?

Когда все рассаживаются вокруг костра, Андрей Борисович рассказывает об интересной методике восстановления зрения. Потихоньку расходимся спать.

6 мая.

Утром не торопясь вылезаю из палатки. Невероятно, какое яркое солнце и чистое небо! Чего же я сплю? Вероятно, потому что палатка стоит в тени… Широкое Марухское ущелье открывается во всей своей красе. Под ослепительным насыщенно-голубым небом искрится снегом Марухский перевал, скалится Медвежья пасть, вычерченная черным контуром леса и скал. Маруха блуждает по дну ущелья как капризная девица – то к одному склону направится, то, передумав, поворачивает к другому. Яркие краски солнечного утра дарят мне превосходное настроение и напоминают о первом моем походе с такой же отличной дневкой.

После завтрака все занимаются своими делами. А я приступаю к прямым обязанностям. Сначала объявляю пункт оказания медицинской помощи открытым. И люди идут…, к моему, и, полагаю, их тоже, великому сожалению. Кому ж охота болеть в таком чудесном месте! Артур Альбертович, заметив, сколько у нас в команде страждущих, предлагает чудодейственную мазь, из состава которой я запомнила только масло чайного дерева. Татьяна и Стас сразу же испытывают средство на себе. Вспоминаю, что хотела выяснить сорт чая, которым мы продолжаем угощаться и сегодня. Оказалось, это личный рецепт Артура из многих сортов. Эх, не догадываюсь сразу записать.

Дежурные сварили кисель, снова присаживаемся к столу. Я беру чинить свою напоясную сумку: вшиваю пряжку обратно. Тем временем, у Вани рождается идея… Нечего греха таить, у нас избыток одного продукта, именуемого в простонародье С2Н5ОН. Так случилось, что до сих пор мы употребляли его из запасов Антона, неучтенных, подчеркиваю. А так как идти осталось мало, а нести – лень, Иван предлагает нам с Владом лишнюю «полторашку» закопать. В землю. Сказано – сделано. Так что, имейте в виду, в районе заставы имеется спирт отличной выдержки. Хотя…, сомневаюсь, что он там долго успеет выдержаться.

Следующим у меня по плану – перераспределение продуктов, чтобы всем было поровну. На этот процесс собирается посмотреть большая часть команды, возможно, с целью контроля «вкусняков» и их распределения по справедливости, но нас прерывают. Гости – группа из Пензы. Они интересуются вариантами быстрого выхода к людям, у них в команде температурящий больной – простуда, вероятно, бронхит. Помогаем, чем можем. К счастью, им прилично везет – к заставе поднимается машина пограничников. Возвращаясь через полчаса, она забирает больного парня и двоих сопровождающих. Остальные, наскоро перекусив, тоже уходят, оставив впечатление какой-то, пожалуй, надменности со своей стороны. Ну и Бог с ними!
Не расслабляются на дневке только дежурные. Сегодня эта участь выпала Маше, Андрею Борисовичу, Василию и Роману. Но они с честью несут это нелегкое бремя! Поколдовав над котлом, Маша потчует нас вкуснейшим грибным супом. (Пора извиниться за кулинарные подробности, но я же, с одной стороны, - завхоз и, с другой, - доктор по совместительству. Или наоборот…) Андрей Борисович, завидев ползущие по ущелью кучевые облака, предлагает всем переселиться в домик заставы. Лишь Стас остается верен палатке и спокойно сидит у костра, пока мы суетимся с переездом. Позже компанию ему составит Дима, поглядев, как мы рядами укладываемся на кроватях и на полу. А к утру к ним на свежий воздух уйдет и Руслан.
Тем временем, подошла наша очередь идти в баню (у нас все по записи: сначала Юность, потом Ратибор). Сегодня мужчины первые. Пошли не все. Мы – Аня, Таня, Маша, я, Влад и Стас – устраиваемся в домике возле печки и под шум разгулявшегося дождя играем в «Есть контакт». Вот уж не думала, что игра так увлечет нас, что мы идем париться только за час до ужина.

Я раньше никогда не использовала еловые веники в бане. Это здорово! Мы с Татьяной и Аней паримся ими от души. Выходим из бани, а от дождя не осталось и следа. С удивлением разглядываем голубое небо, закатные облака и розовые пятнышки снега на склонах. А на столе – ужин. Хоть уже настало наше с Аней дежурство, мальчики справились без нас. Красота!

Долго укладываемся спать. В конце концов, я укутываюсь с головой в спальник и проваливаюсь в сон. В отличие от Татьяны, я не слышу, как по спальникам полночи шелестит огромный черный жук. Это хорошо, потому что я не обладаю Таниным железным спокойствием и не смогла бы быть такой невозмутимой - тихо лежать до подъема.


7 мая.

Подъем в час ночи. Завтрак, сборы. Только за чаем выхожу на улицу и застываю. В который раз не перестаю наслаждаться ночным небом в горах. То небо, что мы видим над городом – оно не впечатляет, не поражает, не заставляет задуматься о величии Вселенной. Здесь – чувствуешь себя песчинкой в этом бесконечном пространстве. Но это чувство не подавляет, а позволяет представить себя частью этого огромного мира. Глаз не улавливает очертания знакомых созвездий, они теряются в звездной россыпи. Зато белесым туманом стелется Млечный Путь…. На секунду мелькает мысль остаться и любоваться этим великолепием до рассвета. Но сразу же нахожу логичные аргументы -  если бы не надо было идти на перевал, я бы сейчас здесь не стояла. Замечаю, что я не одна наслаждаюсь звездным небом. Кто с крыльца, кто перед домиком, так же, как и я, попивают чай, смотрят вверх и думают о чем-то своем. Сообща находим-таки Полярную звезду. Отлично, ночью не заблудимся! …сообща…

Быстренько убираем в домике, чтоб было как до нас и даже лучше. Оставляем погранцам гостинчик и выступаем в ночь. Цепочка фонариков растягивается по склону. Ваня оборачивается и пересчитывает: 1,2,…13,14, 15,16… Стоп! Это уже лишние фонарики. Нет, не лишние, это Юность вышла сразу за нами. При дневном свете на подъеме не запутаешься: чуть правее заставы на отроге хребта начинается тропа, ведущая по нему до цирка. В темноте, пока обходим «обезьянник» по камням, продолжаем подъем по левому склону этого самого хребтика вдоль снежного языка. К этому времени туристы Юности вырываются вперед. За спиной из-за горы выплывает яркий желтоватый серп луны. На минуту выключаю фонарик: луна дает приличный свет, чтобы не врезаться в дерево, но вот следы уже не разглядишь. Поворачиваем круто вправо и круто вверх ползем до тропы. Рассвет застает нас еще в зоне леса. Фотографы на ходу успевают поймать в объектив предрассветную долину, оставшуюся внизу. Я человек бесфотоаппаратный и стараюсь запечатлеть серо-голубые склоны и последние звезды просто глазами, наслаждаясь моментом здесь и сейчас.

Последние десятки метров по лесу преодолеваем медленно: мешают ветки, кусты можжевельника, выраженная крутизна склона. Вылезаю на очередной подъем и вижу Стаса, сидящего с важным видом. Он устроил себе минутный отдых и развлечение заодно: «На колени!», и мы с Татьяной послушно опускаемся к земле, проползая под ветками сосны. Вот еще, падишах выискался! Смотрю, а Танюха продолжает шагать, низко согнувшись и придерживаясь за поверхность земли рукой. Думаю, надо помочь: «Тань, уже можно разогнуться, тут не так круто». А в ответ слышу: «Мне так лучше!». Оказывается, такой способ передвижения очень помог Татьяне на время разгрузить больные колени.

Когда путеводный хребет приводит нас к началу цирка, солнце показывается во всей красе. Я в числе арьергарда, и пока достигаю места привала, народ активно щелкает фотоаппаратами. Так, красота красотой, а намазаться кремом не забываем! Стас поверх крема для галочки, что не зря взял, натягивает марлевую маску, которая осталась с древних времен. Вот раньше было неудобно, особенно в жару на снегу!

Команды Артура Альбертовича убежали вперед по отличному насту. Мы выдвигаемся за ними и пересекаем медвежий след. Удивительное дело, цепочка следов не всегда идет по прямой, иногда замысловато выписывая круги. Версий про мишку появляется много: и выпил, и танцевал, и под снегом что-то вынюхивал. Но медведь давно убежал вниз, поди, догадайся, что на него нашло…. Может, у него было приподнятое настроение, как и у меня сейчас. Очевидно, не только у меня. Андрей оборачивается к Ване: «Спасибо» - говорит - «что ты взял меня в поход!». Я влезаю со словами, что подожди, мол, поход еще не закончился, лучше потом скажешь. «А мне хочется сейчас!» И ощущение радости от этого только усиливается!

А Юность, между прочим, резво тропит «влоб» крутой снежный склон, направляясь в крайнее правое в этом цирке пронижение хребта. Перевал не видно за отрогом, который мы обойдем поверху. Спасибо ребятам, мы идем с комфортом. На ослепительно белом снегу выстроились двадцать девять теней. Стас говорит, что лично их пересчитал – все на месте! Одна из них напоминает птицу: это из-за рюкзака выглядывает «клювик» ледоруба. Другие тянутся вверх тонкими стрелами – треккинговыми палками. Я и Ваня оказываемся замыкающими – фотографировались долго. По пути вверх разглядываем надписи по обе стороны ступеней: «Юность», «Ратибор», «Ставрополь», что-то еще неразборчиво, а потом четко «Ваня+Таня=  » и пустота. Ваня предлагает оставить надпись без продолжения - незавершенной в стиле дзэн.

Мы с ним последними выбираемся наверх. На какое-то время задерживаемся, чтобы сфотографироваться: Артур, Иван, Андрей Борисович и я. На ту сторону гребня хребта висят громадные карнизы. Не заходя на них, двигаемся вправо вверх по гребню. На пути – ровная площадка. Антон встречает нас и сообщает, что сделал компрометирующий снимок, как мы, вышеперечисленные, топтались на карнизе. Не верю! Посмотрим на фотографии.

Все сбросили рюкзаки, грызем карамельки и с удовольствием слушаем Артура Альбертовича. Он подробно описывает открывшиеся взору хребты, вершины, перевалы и ущелья. Андрей предлагает нам попробовать какой-то вкусный освежающий лимонный напиток. Делаем групповое фото на фоне горы Кара-Кая и спускаемся дальше по гребню на широкую седловину, где есть перевальный тур. На этом участке хребта карнизы висят в сторону Марухского ущелья. Травянистые склоны припорошены свежим снегом.

Восемь часов утра. Мы на перевале Южный Чигордали, высота 2780 метров. Первая из групп Юности снимает записку прошлого года команды из Тюмени, а нам отдают записку третьей из их групп. Мы подкрепляемся шоколадками. Погода сказочная: солнце, безоблачно, безветренно. Андрей Борисович говорит, что ему понравился подъем на перевал Южный Чигордали: жмет Ване руку и говорит «Спасибо!». На что теперь уже Иван ему замечает: «Подождите, Андрей Борисович, впереди еще спуск с этого перевала!».

Настало время двигаться дальше. Ваня говорит, что, помнится, сам перевал еще дальше по гребню хребта, последняя седловина. Артур осматривает варианты пути вниз и соглашается, что с нее – самый удобный спуск. Он командует своим ребятам: «Съезжаем!» -  и показывает личный пример. Мы же стоим наверху в замешательстве: каждый решает, какой вариант для себя выбрать. Я колеблюсь недолго, опыт скатывания у меня имеется. С его учетом, я начинаю на пяточках топать вниз. Василий впереди уже глиссирует – он увлекается горными лыжами. Аня, Руслан и Влад идут рядом. Сначала изредка проваливаемся. Стас лихо скатывается вниз. За ним более осторожно едут Андрей Борисович, Роман, Маша, Таня. Остальных я уже не вижу в ярких лучах солнца, висящего практически над перевалом. Но, каким бы способом мы не спускались, все в результате оказались внизу, в кулуаре.

По инструкции мэтров дальше надо выбраться на третий от перевала правый хребтик и топать до леса. Действительно, выбрались, дотопали, передохнули, а дальше началось…. Траверсуя хребет вправо и теряя высоту, мы проходим березовый лес, ручей, травянистый склон с торчащими из него голыми кустами, хвойный лес, и снова мокрый травянистый склон, и снова хвойный лес. Над перевалом 1А, в нашем случае, начинает маячить звезда.

Мы с Владом с дозволения руководителя вырываемся вперед, стараясь не отстать от резвых туристов Юности (молодежь, все-таки). Наученные опытом, идем по лесу, высматривая их следы. На очередном снежном участке я чуть было не ухожу в сторону. Стоп! Это след парнокопытного животного, никак не человеческий. Пристаю к Владу с вопросом: у коровы, кажется, копыто парное? Решаем, что ни одна корова в здравом уме сюда не забредет, поэтому это след лося! Внезапно понимаем, что слышим только звуки леса, никаких признаков людей вокруг нас. Оглядываемся: никого - решаем дождаться наших туристов. Несколько минут подозреваем, что остальные потеряли наш след и пошли другим путем. В ответ на стук ледорубом по камню и громкие крики Влада – тишина. Чу! Раздается громкий кашель! Это Андрей. Снова начинаем кричать и, наконец, видим своих товарищей. Антон тоже признается, что чуть было не убрел за лосем.

За вторым ручьем делаем перекус. Жарко. После еды выясняем, что у Романа температура как у космонавта, а у Руслана, к сожалению, – намного выше. Затем Влад засекает НЛО у далекой скалы на фоне пронзительно-голубого неба: «ОНО за нами наблюдает!». Мой необдуманный возглас, что это дерево, отвергают как, несомненно, абсурдный! Под надзором НЛО продолжаем путь.

Начало спуска по гребню хребта в тенистом ароматном хвойном лесу доставляет мне удовольствие. Затем уклон становится более выраженным, а поперек дороги лежат поваленные деревья. Их становится все больше…. Василий на ходу хватается за тоненькое сухое дерево, и оно остается у него в руках. Думаю, он не ожидал…. Татьяна для разнообразия перелезает через бревна, то вперед закидывая ногу, то назад, чтоб не скучно было. Ступаем по мягкой подстилке из хвои, но иногда спотыкаемся о мелкие камешки. Всей командой доводим до автоматизма реакцию на сигнал «Камень!».

Как водится, на спуске через какое-то время ноги начинают подкашиваться: делаем привал и просим Влада «пошаманить». Пластиковые кости и электронные мозги навигатора сообщают нам, что до реки остался всего лишь километр по прямой и двести пятьдесят метров по высоте. Впрочем, если мы пожелаем развернуться обратно и копать (ледорубами?) подземный ход напрямую сквозь горный массив, то через три, нет – четыре, километра можем найти наш запрятанный спирт. Мы на эту «фишку» не ведемся и идем прежним маршрутом. Благо, Влад, вычислив тангенс, обещает нам заманчивый пятнадцатиградусный склон до самого низа. Не тут-то было, пятнадцать градусов – это был весьма усредненный показатель. Сразу после продолжения спуска уклон становится еще круче. Зато, к нашему облегчению, после очередной передышки, на которой все просто лежат, начинается резкое выполаживание: и последние пятьсот метров мы шагаем мимо домика лесников по лугу до самого Кизгыча.

Погода, со своей стороны, поддерживает нас, как может: вода искрится на ярком солнце, не становясь, правда, от этого заметно теплее. У меня отличное настроение! Настолько отличное, что я не могу не поддаться соблазну окунуться в реку. Ваня, сбросив рюкзак, практически не останавливаясь, в одежде прыгает в воду: заодно постирался. Мы с Татьяной, отойдя в сторонку, тоже купаемся в Кизгыче. Вода холодная, аж дыхание перехватывает. Зато усталость растворяется без следа, появляется бодрость тела и духа.

За накрытым столом руководитель объявляет поход завершенным. Эта мысль меня, скорее, печалит. Все дни пролетели так быстро. Мы уже не попадем на Софийское Седло из-за вынужденной дневки. Увы, нам не хватает денька. Поход завершился благополучно. Главное - все живы и практически здоровы.

Часть команды торопится в Ставрополь. Пять человек стартуют в Архыз, чтобы утром отбыть домой. А нам (надеюсь, могу говорить за всех) не хочется торопиться, а хочется сполна насладиться ощущением победы. Победы не над горами, а над собой, своей ленью, немощностью, иногда - страхами и болезнями, недостатками и слабостями. И ведь все дошли сюда, что-то победив в себе, а может, и открыв новые возможности. Шли: никто не бросил рюкзак и не сказал «больше не могу». Вот этим чувством, что мы выше наших слабостей и усталости, и хочется насладиться, с удовольствием вспомнить события прошедших дней. Выше наших возможностей – только величественные горы и ослепительный небосвод. Это не гордость, это – радость, что мы смогли себе позволить быть здесь и сейчас!

Не торопясь, заканчиваем обед. Однако, солнце решает, что достаточно порадовало нас сегодня, и прячется за тучами. Мы выдвигаемся в путь, планируя догнать наш авангард. Моросящий дождь быстро набирает силу, но нас он уже не пугает, ведь нет нужды беспокоиться о промокшей одежде. Как нарочно, на дороге из-за дождя появляется неожиданное препятствие. Ручьи, пересекающие тропу, мгновенно наливаются мутной водой - их уже не перепрыгнуть. Привычка держать ботинки в сухости побеждает: босиком преодолеваем вброд первый ручей и ищем переправу через второй. А дождь, заставив нас помыть ноги, постепенно прекращается. Мы со Стасом снова затягиваем знакомые песни, хоть Стас и подкалывает: «поете «Я не хочу четыре стены, пол, потолок…», а сами на заставе в домик спрятались».

Когда доходим до последней удобной для ночевки поляны, зудящая внутри мысль, наконец, формируется в конкретный вопрос: а зачем нам сегодня идти в Архыз?, и закономерный вывод: мы можем подарить себе еще один чудесный вечер вдали от людей. О впереди идущих беспокоиться не надо, они планировали ночевать на базе, продукты у них есть, даже если будут закрыты все магазины. Делаю быструю перекличку, какие из продуктов остались в наших рюкзаках. Что ж, вполне достаточно для хорошего ужина. Главное - у нас есть котелок.

Внезапно чуть не наступаем на послание от ребят – надпись на тропе. Они были здесь двадцать минут назад. Ваня и Антон налегке продолжают путь, рассчитывая догнать их на прижиме Кизгыча и предложить ночевку здесь. В том месте река упирается в скалу и вынуждает карабкаться по каменной стенке. Договорились, что если этот участок труднопроходим, то они нас там подождут. Но на прижиме лежат хорошие бревна и записка со временем, разрыв - пятнадцать минут. Не судьба!

Под ясным вечерним небом готовим ужин. Андрей осторожно снимает лавинной лопатой дерн и разводит костер. Влад открывает нам чудесный напиток из самых простых компонентов: холодная вода Кизгыча, сгущенка и черничное варенье. А я вот в последний день допускаю промах, каюсь, ребята. Суп хоть и сытный, но не впечатляющий вкусовыми изысками. Само собой разумеется, все устали, и после ужина отправляемся спать.

8 мая.

Утром снова радостно и солнечно. Балуем себя какао и собираем рюкзаки. Теперь наступает важный момент – посвящение в туристы. Среди нас первый раз в походе Дима и Рома. Специально для них в священном походном половнике руководитель готовит таинственный напиток, дающий невероятную силу. Не дрогнув и глазом не моргнув, наши кандидаты в туристы глотают дурно пахнущую жидкость страшного цвета, закусывают красной икрой с ледоруба в руках руководителя группы. Теперь они не новички, а полноправные горные туристы! Ура! Обряд завершен, делаем фото на память. Ваня укладывает дерн на место кострища, оставляя после себя все как было до нас. Все-таки находимся в заповеднике.

Мы бодро выступаем на покорение «перевала Хычинный». В Архызе встречаем остальных, они уже уезжают с минуты на минуту. В час дня Дима и Роман тоже выезжают на маршрутке в сторону Ставрополя, Стас вечером отправится на Фестивальную поляну как представитель Ратибора. Мы поредевшим составом тусуемся в Архызе: наблюдаем за подготовкой к празднованию Дня Победы (джигитов видели!), моемся в бане (опять!), жарим шашлыки, лакомимся свежими овощами и клубникой (спасибо, Влад!), общаемся с друзьями, смотрим на звезды и, пока наш руководитель спит, устраиваем фотоохоту на ежика. Но это уже совсем другая история, не походная.

P.S. Огромное спасибо Маше за хронометрические записи: я воспользовалась ими для максимального приближения истории к истине.

28.05.2010.

Теберда – Архыз - Ставрополь


Tags: Муха  Красный карачай  Хадюка  Чигордали Южный  


Похожие материалы:
Самые новые материалы:
Более старые материалы: