С раннего утра за окнами уазика с эмблемами МЧС мелькают придорожные поля Ставрополья. Мы - семеро горных туристов, едем к Нальчику - городу - "подкове", как переводится его название с балкарского. Оттуда, с Баксана, мы начинаем горное путешествие, к которому готовились целый год. Еще не остынув после памятного похода 1998 года по району Безенги, рядом с шестью кавказскими пятитысячниками, мы стали изучать информацию о перевалах и вершинах Приэльбрусья. Района, хорошо знакомого по предыдущим походам, но, тем не менее, имеющего некоторые белые пятна, которые нам хотелось закрыть в этом году. Как всегда, четко выполнила свои задачи наша разведка в Москве в лице Тани Серовой. Она собрала и переслала описания перевалов Ладоги, Невы и Жемчужины Приморья, вместе с перевалами Чат и Шхельдинским они должны были определить категорию маршрута, который по заявочным документам выглядел так:

Поселок Былым - ущелье реки Кестантысу - перевал Сарын (1А*, 3300 м) - перевал Джилги (1А, 3300 м) - ущелье реки Джилгису - поселок Эльтюбю (Верхний Чегем) - поселок Булунгу - долина реки Кору (Булунгу) - перевал Тютюргу Восточный (1Б, 3800 м) - ледник Западный Тютюргу - перевал Шаурту Восточный (2А, 3800 м) + перевал Тютюргу Западный (2А, 3650 м) - ледник Шаурту - турбаза "Чегем" - ущелье реки Гарааузсу - ледник Южный Чат - пик Баумана + вершина Чаттау + перевал Чат (3А, 3950 м) - ледник Северный Чат - ледник Чегемский - перевал Чегемский (2Б, 4200 м) + вершина Чегем + перевал Донкина (2Б, 3900) - ледник Западный Юном - альплагерь "Уллутау" - ледник Западный Адырсу - перевал Украина (2Б, 3660 м) - ледник Северный Лекзыр - вершина Гумачи (3810 м) + вершина Джантуган (3991 м) + перевал Джантуган (2Б, 3460 м) - ледник Джанкуат - альплагерь "Джантуган" - ледник Кашкаташ - перевал Бжедух (2А) - ледник Бжедух - ледник Двойной - Пик Вуллея + перевал Шхельды (3А, 3700 м) - Чатынское плато - перевал Чатын Южный (2Б, 3650 м) - ледник Шхельдинский - перевал Юсеньги Северный (2Б, 3950 м) - перевал Жемчужина Приморья (3А, 3800 м) + вершина Когутай - ледник Медвежий - перевал Нева (3А, 3600 м) - ледник Чегеткара - поселок Азау - вершина Эльбрус - поселок Терскол.

31 июля 1999 года

Всего шестнадцать перевалов и восемь вершин. Были также проработаны и запасные варианты, куда дополнительно вошли еще шесть перевалов и две вершины. "Кабинетная" подготовка к походу чередовалась с легкоатлетическими кроссами по пересеченной местности. Воскресные встречи в районе Таманской лесной дачи у Комсомольского пруда превратились для нас в целое ритуальное действие.

"Пятерка" - это серьёзно. Сложности, ожидающие команду, собирающуюся пройти её, заставляют со всей тщательностью отнестись к подготовке

похода, который по праву называют мастерским - именно это звание присваивается дважды руководившему такими маршрутами.


Впервые такой маршрут настало время делать Александру Михайловичу Новиченко. 1994 - участие в "пятерке", 1995 - руководство "четверкой", 1997 и 1998 - два участия в "шестерках" и, наконец, самостоятельный пятерочный поход…

Являясь начальником поисково-спасательного отряда при Ставропольской спасслужбе МЧС, Саша организовал помощь с ее стороны в вопросах, связанных с обеспечением снаряжения и транспорта для доставки команды в район похода.

Высокий, худощавый, внешним обликом напоминающий индейца - ирокеза, такой же, как и ирокез, неприхотливый, выносливый, упорный в достижении цели и несколько аскетичный, Саша очень уверенно ходит по любому рельефу, обходясь минимумом снаряжения. Предыдущие походы показали его, как участника, который может и любит ходить лидером в ударной связке. Именно про него было сказано одним из наших товарищей, что Саша "сделает" любой перевал… Сегодня - он "Адмирал" нашей экспедиции.


- Завхоз - второе по своей значимости лицо во всякой экспедиции - им был Николай Викторович Лех. По своему характеру очень спокойный и уравновешенный человек, неторопливый, несколько склонный к философии и обладающий к тому же ярко выраженной способностью к уговариванию, особенно когда надо было доесть остатки завтрака или обеда. Ужин, как правило, подгонять не приходилось, к концу дня аппетит у всех был стабильный. В миру он спасатель - профессионал и завхоз в ПСО, его служебные навыки в отношении снаряжения и экипировки группы, особенно по части "возвратной тары" оказались весьма актуальными, хотя и не всегда с энтузиазмом воспринимались другими членами команды.

В большинстве случаев мы видим Колю в оранжевом костюме с двумя бумажными простынями в руках: одна содержит сведения о том, что кто из припасов несет в своем рюкзаке, другая - меню нашего ежедневного "троеборья". Вместе с Сергеем Серовым он составил экипаж "палатки Нобиле" - маленькой красной двускатки с сетчатым верхом.

Всю зиму и лето Коля регулярно посещал легкоатлетические тренировки команды и "накрутил" на свой спидометр не один десяток километров. Второй разряд по альпинизму, закрытый на кавказских вершинах, давал основательную базу и в техническом образовании, в чем быстро убедились остальные участники команды.


-Ещё один наш "новобранец", о котором уже упоминалось выше - Сергей Вячеславович Серов - также профессионал-спасатель из "эмчеэсовской" структуры, худощавый, сероглазый. Как и Коля - второразрядник по альпинизму, по скальному рельефу ему дано лазить, как говорится - от бога, хорошо разбирается в телерадиоаппаратуре.

Как и Коля, Серёга носит усы и веревку-сороковку и вместе с ним отвергает бритье в походе. Кроме всего прочего в рюкзаке у него весь наш шанцевый инструмент в виде лопат разного назначения и комплект скальных крючьев.

Почти все время Сережа и Коля держатся рядом. С чьей-то легкой руки они получают прозвище "Чип и Дейл". Трудно удержаться от сравнения с героями известного мультипликационного сериала, когда видишь их идущими рядом - плотного, коренастого Николая и тонкого высокого Сергея, чей рост кажется ещё выше из-за "Стетсоновской" джинсовой шляпы, которую он постоянно носит.


- Следующий участник нашей экспедиции - представитель "тяжелой артиллерии" - Игорь Борисович Носков. Он самый сильный среди всех и по праву несёт самый тяжелый рюкзак, в котором вот уже на протяжении нескольких лет находит пристанище наша веревка - "восьмидесятка" - самая длинная и увесистая, особенно когда намокнет… Положение участника первой ставропольской горной "шестерки" - серебряного призера чемпионата страны обязывает и Игорек не морщится, перебрасывая с перевала на перевал очередные "тоннокилометры".

В повседневной жизни он - свободный предприниматель, специализируется на "озвучивании" населения краевого центра. Перед настоящим походом прошёл приличную акклиматизацию в виде двухнедельных альпинистских сборов в районе Узункола. В качестве его личных достижений следует отметить резкое сокращение потребление огненной воды, в большинстве случаев "командирские" игнорирует. А наверное зря, ибо в них содержится одновременно и профилактика от простуды и успокаивающее от нервного перенапряжения, которым так щедро оделяет нашу команду любой маршрут.


- Айболит экспедиции - Виктор Анатольевич Коптяев - врач - профессионал, специализируется как хирург-уролог. В районном центре города Лабинска он заведует отделением в местной больнице. Витя перворазрядник по туризму, отец четырех детей, младшая из которых - дочка Верочка - появилась на свет в прошлом году. Он воспитывает их с женой Верой - тоже страстной любительницей гор, прошедшей в 1997 году маршрут пятой категории сложности с туристами из Лабинска.

За плечами у Вити четыре "пятерки" и серебряная "шестерка", а также многочисленное участие во многих других горных походах. Обстоятельный, с рациональным подходом к проблемам различного характера, он часто предлагает оптимальные и удачные решения для них. К нашему путешествию им была собрана аптечка, перечню которой могла позавидовать любая больница, а количеству бинтов - травмпункт городского значения. С первого же дня Витя настойчиво стал проводить мероприятия акклиматизационного характера, назначая добавки к ежедневному рациону группы в виде аспаркама и поливитаминов.

Приехав к месту сбора команды накануне отъезда, он всю дорогу до Нальчика спит на сиденье "уазика", изредка просыпаясь, чтобы пересесть поудобнее.


- Вот уже несколько лет подряд не спускается ниже "четверки" Татьяна Михайловна Федорова - неизменная сестра нашего горного братства - самая крутая туристка среди прочих на Ставрополье. "Четверка", "пятерка" и две "шестерки", одна из которых - серебряная, этот перечень маршрутов сделает честь и любому парню. Дома Таня оставила на попечении мужа Сергея двоих детей - школьников. Сережа - тоже член нашей команды, но в этом году пойти не смог, так как отпуск свой использовал весной для поездки к родителям в Белоруссию. Федоровы хорошо играют на гитаре и очень любят петь.

Небольшого роста, в синем костюме с голубым рюкзаком и в красной шапочке с длинным козырьком, Таня кажется случайно попавшей в компанию мужиков - бродяг. Но манера держаться, отдельные реплики, чувство "кильватерного строя" на марше и любом рельефе быстро убеждают в том, что принципы "бродяжничества" для неё не являются чем - то особенным. Выражение: - "Нормально" - у Тани - универсальная оценка многих ситуаций, возникающих в походе. К этому надо добавить, что она терпеть не может, когда ей предлагают помощь, всё старается сделать сама. Исключение составляют лишь прыжки через трещины, да переправы через реки, где дно глубокое… В миру Таня - инженер-программист в детской краевой больнице.


- Самый именитый, старший по возрасту и опыту участник команды - Виктор Владимирович Жижин, двенадцать походов высшей категории сложности, старший инструктор туризма, мастер спорта. Он собрался на свою пятую "пятерку", решив отбросить мысли о "лебединой песне".

На период похода на Виктора возложены обязанности ремонтного мастера и научного консультанта. В рюкзаке у него находятся котелки, половник, ремонтный и хозяйственный наборы. Бензин, памятуя о патологической привязанности Виктора к падающим камням, ему на этот раз не дали. Однако и того, что есть в рюкзаке, ему хватает, чтобы побрюзжать по поводу "лишнего веса" и "груза лет". Весь в черном - куртка, брюки и лишь голубые бахилы с красными лампасами - он создатель "храпового" фона в ночной период времени, когда ночует на улице, либо в тамбуре палатки.

Обладая хорошей памятью, Мастер постоянно рассказывает о вершинах и перевалах, встречающихся по ходу маршрута, цитирует вечерами стихи и пытается сочинять собственные, а так же написать эту повесть о приключениях семи путешественников из одной команды.

 

Отсюда и родилось название этой повести - "Под знаком Большой Медведицы".


Созвездие Большой Медведицы не зря стало талисманом нашей команды - в нем семь больших звезд и каждый раз они загорались в ночном небе над нашим лагерем как символ удачи и надежды…


…Мы едем и едем, пейзаж постепенно меняет свой характер, по обе стороны дороги скальные стены, прямо по курсу проглядывают вершины покрытые снегом. Только что миновали Чегемские водопады - узкую теснину, от которой, собственно начинается ущелье Чегема. Здесь, кстати, снимался ряд наших отечественных приключенческих фильмов, такие как "Застава в горах", "Земля Санникова" и другие.

За штурвалом нашего "борта" Леша Скрипкин - водитель из МЧС, турист - горник, ходил когда- то "пятерку". В этих местах впервые и старается аккуратно вести машину. С рулевым нам повезло - Леша не только хороший водитель, но и едва ли не единственный в ставропольском ПСО, который ремонтирует транспортное средство. Остальные, имеющие права вождения, как понимает читающий эти строки – просто "эксплуататоры"… Очень скоро способности Алексея в полной мере проявились между поселками Эльтюбю и Булунгу (с балкарского - "селение на дне долины" и "древнее селение" соответственно), где спустил задний скат и на трех шпильках сорвало резьбу. Завязли на долгих два часа, за которые успели пообедать и отдохнуть. Помощь пришла в образе местного жителя, который сгонял на своем "жигуленке" с Алексеем в Эльтюбю в мастерскую, где имелся сварочный агрегат, позволивший прихватить детали колеса без применения крепежа. Вынужденная стоянка закончилась, спустя четверть часа мы выгружаем первую заброску. Еще около часа уходит на то, чтобы добраться до турбазы "Башиль", где расположена одноименная погранзастава, с ее командиром - Алексеем Орловым мы знакомы ещё с прошлого года. Встречаем радушный прием, размещаем вторую заброску и, не теряя времени, уезжаем в турбазу "Чегем". Там, также у пограничников, оставляем большую заброску, в которой помимо продуктов находится часть снаряжения.

Уже в десятом часу вечера на трассе между Чегемскими водопадами и Нальчиком сворачиваем на проселок, возле лесополосы ужинаем и располагаемся на ночевку под теплым открытым небом. Немного донимают комары, но это пустяк - главное, что мы начинаем путешествие, к которому готовились целый год.


1 августа 1999 года.


Адмирал принес неизвестно откуда пакет с огурцами к утреннему завтраку и снова таинственно исчез. Потом выяснилось, что на грядке с огурцами он "посеял" пятидесятирублевку и сумел её отыскать вновь. Попив чаю с бутербродами, отбываем из Чегемского ущелья к Баксану. Ранним утром оставиляем заброску в альплагере "Джантуган", где неожиданно встречаем Славу из Днепропетровска, который ещё в 1997 году тепло напутствовал нас накануне выхода на северный контрфорс западного гребня Башкары. (Тогда в рамках шестерочного похода мы штурмовали перевал Победу 3Б). С территории альплагеря мы посмотрели на ледник Кашкаташ, полюбовались освещенной утренними лучами солнца пирамидой Джантугана.

Из Адылсу довольно быстро добрались до устья Юсеньги - правого притока Баксана. У моста через реку стоят офицеры - пограничники, остановившись, выяснили, что они с поста "Бечо". Нам надо туда заложить очередную заброску, предназначенную для перевалов - "троек А" - Жемчужины Приморья и Невы. Договариваемся с погранцами, четверо из команды остаются, чтобы тащить заброску, остальные трое едут в Терскол, где надо разместить последнюю часть наших продуктов и вещи, с которыми предстояло возвратиться домой.

Подъем к посту "Бечо" оказался утомительным, несмотря на то, что использовали ишака. Поклажа с трудом держались на спине этого "транспортного средства", тропа была узкой, местами приходилось судорожно перебирать ногами по склону, одновременно цепляясь за веревки, которыми крепились коробки и подбадривать ишака пинками. Возвращались назад под дождем.

Терскольская часть заброски разместили в помещении Эльбрусской ПСС МЧС КБР, с ней управились намного быстрее, пришлось даже ждать некоторое время ушедших в Юсеньги. Передав погранцам "магарыч" за хранение заброски и наскоро перекусив, команда в полном составе отбыла вниз по Баксану к поселку Былым.

Около шести часов вечера попрощались с Лешей Скрипкиным, который делил с нами на протяжении двух дней стол и ночлег. Активная часть путешествия по ущелью реки Кестантысу началась с переправы через реку вброд под сильным дождем. В четырехстах метрах выше переправы остановились в относительно чистом и сухом доме бывшей конефермы. На потолках в комнатах прилепили свои гнезда ласточки, над дверью в застрехе поселились воробьи. Все это птичье воинство вскармливает птенцов, писк и шум крыльев утихли лишь с наступлением темноты.

В одной из комнат мы развесили на просушку одежду и обувь, в другой готовили ужин, трапезничали во дворе под навесом, на ночевку расположились в третьей комнате, которую перед этим подмели и застелили полиэтиленовыми накидками. На гвоздях, вбитых в стены комнаты, висят фотоаппараты, ледорубы, очки, которые придают интерьеру несколько экзотичный вид.


2 августа 1999 года.


С утра солнце. Первые два часа пути то и дело приходилось переправляться с берега на берег, обходя многочисленные скальные прижимы Кестантысу. Таких бродов было семь. Игорь часто доставал видеокамеру, отлавливая динамичные кадры. Постепенно тропа стала набирать высоту, каньон удалился вниз, а слева по ходу начал открываться древний вулкан Кумкюгенкая. Жара усиливается и становится труднопереносимой. На обед встали у ручья в основании кулуара, поросшего березовым криволесьем. Часть команды не преминула искупаться.

Дальнейший путь с трудом допилили до плато под перевалом Сарын. Шли с постепенно снижающимся темпом до седьмого часа вечера. Несколько глотков айрана, которым угостил нас пастух с кошары, расположившейся под началом подъема к перевалу, не добавили нам резвости. Сказывается усталость первого дня, реакция на изменение высоты.

Поднявшийся ветерок усилился, стал неприятным и заставил искать для ночлега укромное место. После ужина немного ожили и даже проявили интерес к картам - только не походным, а игральным. Запахло "козлиным" духом, который уже не ослабевал до самых последних дней путешествия.


3 августа 1999 года.


Чуть больше часа занял подъем от места ночевки на Сарын, первый перевал нашего маршрута. Относительно плавный склон выводит на широкую седловину, где на огромном валуне сложен не менее громадный тур. С перевала уходим траверсом влево, стараясь не терять высоту. Примерно через час выходим на перевальное плато Джилги, которое может разместить на себе несколько футбольных полей - целый горно-олимпийский комплекс. Отсюда открывается прекрасная панорама на юг, где выделяются вершины Безенгийского района. Слева по ходу торчат скальные останцы причудливой формы, напоминающие зубцы из гребня дракона. Фотографируемся, допиваем из фляжек утренний компот, закусывая его орешками из "каэмпешек" - так называются у нас комплекты карманного питания.

После отдыха сваливаем вниз по некрутому снежнику, который переходит в осыпной склон. Осыпи постепенно сменяются травянистыми склонами, ущелье начинает заметно сужаться. Вдруг вдали внизу внимание привлекает что-то оранжевое. Первые мысли - не то оригинальная палатка, не то какой-то резиновый плот, лежащий на боку. Спустя минуту объект превращается в вертолет МИ-8, упавший поперек ручья. Подходим вплотную. Фонарь пилотской кабины разбит всмятку. Ряд осколков разбросан вокруг в радиусе до двадцати метров. Осматриваем место катастрофы, пытаясь представить себе, как это произошло. Приборные доски уже раскурочены, стекол в иллюминаторах нет. Внутренности машины оголены, видны скрученные и смятые трубопроводы, кабели. Лопасти винтов рассыпались, одно из колес шасси задралось вверх и свободно вращается на оси, другое, спущенное, наполовину зарылось в щебень. Уходим отсюда минут двадцать спустя, прихватив кусочек резинового шланга для прокладок к примусу.

Берега ущелья вытягиваются вверх, само ущелье делается все более узким. Несколько раз мы идем по воде, переправляясь с одного берега на другой и, наконец, подходим к теснине, в которую с шумом устремляется поток. Дальше по каньону хода нет. Справа - разрушающиеся скалы, слева, за зеленым перегибом - крутые травянистые склоны, высоко на них угадывается какое-то подобие тропы. Так оно и оказалось, в чем убедился разведчик, ходивший просмотреть дальнейший путь, он видел и небольшую стайку убегавших туров. После обеда подъём на тропу с дальнейшим спуском по ней привели в альпийский луг с густой высокой травой. Здесь после разведки окончательно выбрали дорогу по каньону. Справа крутой лесистый склон, слева нависают граненые пилоны красно-коричневых стен, образованные много лет тому назад извержением Кумкюгенкаи.

Идем там, где удобнее. В течение полутора часов делаем больше десятка переправ. Где-то прыгаем по камням, где-то разуваемся и проходим вброд, помогая друг другу. В одном месте спускаемся по крутой стенке справа от большого широкого водопада. Место очень живописное, снимаемся на видео и фотопленку. Спустя еще полкилометра на левом берегу в скальной нише - охотничье убежище. Стенки выложены камнем, внутри довольно таки приличные спальные мешки, в углу утварь и кости. Чуть ниже на траве свежие следы людей, еще сегодня бывших здесь.

На правом берегу видим еще один красивый водопад - высокий и узкий. Еще около часа спуска вдоль узкого пространства между стенок каньона и становимся на ночевку на скалистом пятачке. За день мы основательно умаялись, путь по ручью Джилгису труднопроходимый, но вместе с тем и очень интересный. В этот же вечер впервые прячем видеокамеру в стороне от палатки - ещё неизвестно, с кем мы тут можем встретиться…

В сгущающихся сумерках над нашими головами постепенно слился с черным небом большой скальный козырек. Шум ручья быстро убаюкал команду.


4 августа 1999 года.


Утро было на удивление теплым. Уже с половины шестого почти все вылезли из палаток. Позавтракали и продолжили путь. После трех кряду переправ появилась тропа, которая повела нас левым берегом. На пути попадаются смородина и малина. Каньон начинает расширяться и, за поворотом вправо открывается окраина поселка Эльтюбю. Переодеваемся и отдыхаем около получаса под большой скалой, похожей на гигантского орла. Рядом, в граненых скалах, прямоугольное отверстие явно рукотворного происхождения, возможно, это и есть пещера Калатюбю - стоянка первобытных людей, которые в давние времена здесь жили и прятались от вражеских нападений. Направо по ходу мы видим старинные мавзолеи - усыпальницы в виде небольших склепов прямоугольной и цилиндрической формы. В путеводителе по Чегемскому ущелью эти постройки датируются XV - XVIII веками. Через небольшие окошки в стенах видно, что за много лет от хозяев этих "жилищ" ничего не осталось.

По мосту переходим мутный поток Чегема и через полчаса его правым берегом. где разместилась большая колония сусликов, приходим в Булунгу. Игорек, попав в лоно цивилизации, забывает ледоруб возле лавочки, где присматривал себе носки. Вернул его, с трудом догнав нас, маленький мальчуган, чуть больше ледоруба ростом. Хозяин вспомнил про свой "инструмент" лишь на окраине поселка, где мы делаем привал. Приносим сюда заброску, стираемся и купаемся, варим обед. делим по рюкзакам вновь поступившие продукты и снаряжение. Совершенно случайно, проходя через поселок, отмечаем, что здесь очень чутко реагируют на приветствие: - "Здравствуйте!" Люди, женщины и мужчины, молодежь и пожилые, обязательно встают и раскланиваются с нами. Если говорить: - "Добрый день!" просто кивают головой. Наверное, это связано с буквальным пожеланием здоровья, которое высоко почитается здесь.

В пятом часу вечера по конной тропе резко набирающей высоту, уходим в ущелье реки Кору. На ночевку становимся у места впадения в реку ручья Ракит. Сразу же после ужина разразилась гроза. Палатку, где ночевали Чип и Дейл, основательно залило. Мастер собирался ночевать на улице и уже залез в спальный мешок. Адмирал его вовремя вразумил, загнал в тамбур палатки и тем самым спас от мокрой участи.





Похожие материалы:
Самые новые материалы:
Более старые материалы:

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить