Индекс материала
2009 г. История о горном походе с 1 по 10 мая из Теберды в Архыз по дням, минутам и часам, поведанная его участниками.
Азгекское ущелье
Большая Марка
Аксаут
Северо-Каракайский
Озерный
Все страницы
Валя выходит на перевал.
Лёша рвется к перевальному туру.
11.20 - мы на гребне Северной Каракаи! Тур под снегом был непонятно где, найти его не было никакой возможности. Пришлось оставить записку за мемориальной доской, посвященной защитникам Кавказа. Лёше пришлось нелегко на пути к скале, где была закреплена доска - снег злорадно проваливался, заставляя нашего доблестного руководителя увеличивать обороты. С титаническими усилиями Лёша добрался до цели и спрятал там записку.
11.40 - Витя шагнул с перевала и погрузился в снег по грудь. Спускаться стали без рюкзаков - около двухсот метров тащили их за петли и лямки, оставляя позади след в виде глубокой траншеи в снегу. Открывшийся в клочьях тумана вид с перевала убавил нам оптимизма - сплошной снежный коридор между хребтами.

В снегах Марухского ущелья
"Санный" поезд
На очередном склоне, уже с рюкзаками за плечами мы услышали Витин возглас: "Эй! Ты кто?!". Все остановились, Витя быстро возвращался назад: "Там какой-то зверь в нашу сторону скачет (и показал как). Он серый, возможно, медведь!" Мы выдернули из рюкзаков ледорубы и собрались вместе. Пока стояли, прикидывали, как лучше себя вести - кричать, молчать, или стучать ледорубами. Покричали, помолчали, постучали ледорубами - никого нет. Скорее всего, никакого зверя не было, потому что при дальнейшем спуске следов не обнаружили. Скорее всего, Витю напугал кувыркавшийся в потоке небольшой лавинки грязный снежный ком.
14.00 - остановились на перекус. После приёма пищи в отношении участников группы наблюдалась довольно интересная картина, которую можно охарактеризовать как "спящие привидения", яркость образу придали солнцезащитные маски. После окончания трапезы Артур, вытирая скатерть снегом, выпустил её из рук - она медленно и плавно уплыла по снежному склону далеко вниз. Большинство склонялось к тому, чтобы забыть о ней и в дальнейшем использовать большой полиэтиленовый пакет. Но среди участников команды всегда найдётся хотя бы один с высокой степенью сознательности и ответственности. Таким оказался наш Витя, неоднократно оправдавший звание "руководитель", временно присвоенное ему на Северо-Каракайском. Он повёл группу к месту пребывания скатерти, а затем - дальше по маршруту.

Обед на снегу.
Утро, на горизонте - Марухский перевал.
15.15 -спуск с перевала продолжается. Самочувствие у большинства было отвратительное. Складывалось впечатление, что мы идём не по снегу, а по горячим пескам Сахары. Солнце, проглядывая из-за плотных тёмно-серых туч, беспощадно жгло своими лучами. Практически у всех лица обгорели раньше, чем догадались надеть маски и нанести солнцезащитный крем. Порывом ветра сорвало чехол с Лёшиного рюкзака и понесло как парусную лодочку вверх по склону. Лёша бежал за чехлом метров триста, проваливаясь в снег на каждом прыжке. Догнав беглеца, упал на него и лежал несколько минут, переводя дух. Уже позднее на Витин вопрос, почему за скатертью никто так не дернулся, пояснил, что все дело в цене - скатерть стоила 20 рублей, а чехол - 350! Было за что страдать…
17.45 - остановились у каньона под Марухским перевалом. Витя в торжественной обстановке под сильным пронизывающим ветром передал бразды правления Лёше. Решили "рвать когти" к кошу, который должен был быть где-то впереди на правом берегу Марухи, скрытой пока глубоко под снежным покровом. На этом участке пути у Артура открылось второе дыхание, и он повёл группу к цели. Артур так быстро бежал по снегу, что за ним не могли угнаться ни Лёша, ни Витя. Валя и Настя сильно отстали.
20.00 - у Насти закончились силы - напряжённая работа в первой половине дня дала о себе знать. После краткого военного совета её рюкзак был полностью разгружен, решили дёргать конечностями дотемна. Уже в глубоких сумерках мы вышли на бугор с травянистой поляной, рядом - ручей. Витя предложил ставить здесь палатки, так как расстояние до коша ещё оставалось приличным, а с бугра, по его словам, предстоял сложный спуск. Усталость, мокрые носки и ботинки сразу заставили всех согласиться с этим.
22.30 - в большой палатке состоялся ужин, по традиции начавшийся с командирских, принятых на грудь в честь "Графов Северной Каракаи" - этим титулом наделил всех конечно Витя. Ему то что! Он на этом перевале побывал уже в пятый раз! Ближе к полуночи "графьё" улеглось спать. Подъём был назначен на 7.00.

7 мая
7.20 - Витя начал побудку Вали, Славы и Насти сказками о том, какие красивые шишки качает на молодой сосенке утренний ветерок.

Чьи здесь шишки?
На крутом спуске.

Утро и вправду порадовало всех солнечными лучами и приятным ветерком, который оказался поистине спасительным для наших так и непросохших носков и ботинок. На юге открылась впечатляющая панорама Марухского перевала, к которому тянулась теряющаяся в снегу строчка наших следов. Завтракали и собирались не спеша - вчерашний долгий спуск в долину Маруха все никак не отпускал нас.
10.55 - выход на маршрут начался с крутого спуска. Настя долго "тормозила" и не решалась спуститься по снежному насту, вбивая в него пятки. Пройдя сложный участок, сделали привал для того, чтобы сбросить лишнюю одежду, отрегулировать палки и собрать черемшу, которая здесь называется медвежьим луком. Витя ушёл с фотоаппаратом - снять каньон, вдоль которого мы спустились, и вскоре вернулся, но уже не один - за ним шли туристы из Ставрополя, которых вела Инна Пузанова. Они вчера по нашему следу тоже прошли Северо-Каракайский перевал. Радостно поприветствовав друг друга, мы обменялись впечатлениями, пожелали друг друга счастливого пути, и разошлись.

Витя ведет группу Нины Пузановой.
Каньон урочища "Медвежья пасть".
Чуть позже мы перешли по бревну на левый берег Марухи, где долго пришлось прыгать по болотистым кочкам. Возле пограничного поста у кромки леса мы встретили несколько команд из других городов. В одной из них участница упала в реку при переправе, но обошлось без последствий. С каждым шагом природа преображалась - постепенно на смену болоту и коварному снежному покрову пришли удобные тропы и деревья причудливой формы.
14.35 - перейдя высокий мост через бушующую реку, устроили привал. Это место, которое называют Чёртовой мельницей. За неисчислимое количество лет вода пропилила в скалах узкий и глубокий проход. За её шумом можно и не услышать друг друга. Здесь состоялся обед. Ели картофель-пюре, консервы и шоколад. По общему мнению, сюда можно было бы вернуться ещё раз, хотя бы для того, чтобы пообедать. Это место было самым красивым из тех, в которых мы останавливались на обед. "Вот тебе на! Красоту измеряют желудком! … Да вы сюда в поход или жрать пришли?" - мелькнуло в голове у Вити, и он кинул в рот жменьку орехов из пакетика, именуемого "комплектом карманного питания".
Кипит вода в "Чертовой мельнице".
16.40 - продолжили путь к подъёму на перевал Озёрный. Идти было легко и интересно, пели птицы, пейзаж поражал своей насыщенностью и разнообразием - растущие и поваленные деревья причудливой формы, водопады, постоянно меняющееся русло реки, спускающиеся к ней языки лавинных сбросов.

Застывшая в дереве флора Марухского ущелья.
Через некоторое время после выхода мы встретили двух молодых людей, один из которых оказался Витиным приятелем (этому факту, что с Витей знакомы все встречные и поперечные никто из нас уже не удивился) по имени Дима Шпак (Шнапс). Здесь он руководил коммерческой группой из Москвы, которая накануне около полуночи спустилась с перевала Чигордали и встала дневкой на Маруха. Димин попутчик несказанно обрадовался, когда на вопрос "сигаретки не найдется?" Слава подарил ему целую пачку! Мысленно поблагодарили людей, живших в "бабкиёжкиной" избушке на базе МЧС и оставивших для гостей блок сигарет "LD".

"Инопланетяне", встретившиеся на пути.
17.00 - начали неторопливый подъём к перевалу Озёрный.
19.15 - нечаянно свернув с тропы, наткнулись на нишу в склоне с удобной площадкой. Как раз для двух палаток и рядом ручей. Ночуем здесь! Витя, ходивший просмотреть дальнейший путь, поднял в лесу оленя, который пробежал близко от палаток. На следующий день предстоит ранний подъём, запланированный руководителем на 4.00. Непосредственно перед ужином Лёша почувствовал боли в районе сердца и плеча, попросил у Насти "Корвалол" и "Валидол". Выглядел он неважно, особенно на дисплее фотоаппарата, где нестертый солнцезащитный крем на щетине верхней губы и висках сразу добавил ему лет сорок…
Лёша через 40 лет.
Разбудить забыли.




Похожие материалы:
Более старые материалы:

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить