жижин

Горизонта удивительны миры -
Достигаешь их на перевалах,

Кажется, вот-вот коснешься ты черты,
А она вдруг дальше оказалась…

I. Прелюдия

Мы готовились к сложному походу, если так можно было назвать горное путешествие третьей категории сложности в условиях весеннего межсезонья. Инициаторы задолго перед маем обдумали и просчитали маршрут, прикинули в днях и километрах его варианты, не забыв при этом и о чувствах, которые испытывают голодные и уставшие люди. В угоду любителям покушать было разработано меню на уровне вполне приличного ресторана, имеющего все необходимое, за исключением салфеток, вилок и официантов. Салфетки с успехом были заменены "светлой полосой в твоей жизни" - туалетной бумагой, в качестве вилок предусматривались пальцы рук, которыми можно было не только поддевать лакомые кусочки, но и хватать их в том количестве, которое завхоз команды определял как разумное и достаточное. К роли официантов готовились все участники команды…

Подробнее...  

Ранний подъем второго мая не доставил нам особой радости. Навалило около пятнадцати сантиметров свежего снега. Пришлось чистить палаточные тенты и откапывать оставленные накануне снаружи рюкзаки. Холодно и туманно, сквозь туман угадывается голубое небо, но только угадывается и этим все ограничивается. Видимость до двадцати метров. После завтрака сидим, ожидая дальнейшего развития метеоусловий и указаний со стороны руководящего состава. Адмирал возится с забарахлившей накануне горелкой, прокалывает себе палец - указующий перст, но тем не менее доводит ремонт до конца и, поглядев из палатки на падающие хлопья снега, объявляет вынужденную дневку. Потянулись долгие минуты ожидания. В начале они не сильно досаждают, ибо можно подремать, наверстывая недополученное из-за позднего отбоя и раннего подъема, но затем наступает период "активного" ничегонеделания, который сильно достает. Кто-то продолжает спать, кто чинит свои вещи, кто играет в интеллектуальные игры, к которым относятся крестики-нолики, морской бой, очко на пальцах, контакт и пр. и др. У Мастера происходит неприятность - при попытке наладить свое искусственное ухо, он окончательно ломает его и начинает мучиться из-за отсутствия возможности нормального общения с товарищами, некоторое утешение он находит в дневнике, что-то пишет в своем дневнике и Адмирал. Виталик выуживает из своего рюкзака рассыпанные макароны и ворчит по этому случаю как ветеран Куликовской битвы. Красная палатка посвятила некоторое время установке ветрозащитной стенки из снежных кирпичей. Люди хотят что-то делать, так легче переносить ожидание. В таком тягучем ритме проходит время до обеда, а затем и ужина, которые вносят заметное оживление.

Подробнее...  

Утром седьмого мая и в самом деле просыпаемся в морозной атмосфере. За-мерзла вода в бутылках у входа в палатки, припасенная с вечера. Завтракаем и готовимся к выходу на второй перевал, определяющий категорию нашего путешествия. Из наших жилищ вытряхиваем мусор и выбиваем мелкие кусочки льда - остатки смерзшегося конденсата. Солнце постепенно набирает высоту и, огибая восточное ребро Каракаи, освещает место бивуака. Сразу же становится теплее. По мере готовности туристы взваливают на плечи рюкзаки и уходят по направлению к перевальному взлету. Снег держит великолепно, даже если подпрыгивать на нем с рюкзаком за плечами. Через полчаса первый участник подходит к перевальному взлету и начинает выбивать ступени, поднимаясь по сорока пятиградусному склону без рюкзака. Собравшись на седловине перевала, задерживаемся на ней около сорока минут, разбираясь в том, что мы видим, как это называется и где находится.

Подробнее...  

Вместо предисловия

Разбирая свои архивы, автор наткнулся на путевые записи, сделанные шесть лет тому назад во время горного похода, когда случай своей волей свел его у подножия седоглавого Эльбруса с человеком, вместе с которым позднее довелось пройти самые сложные перевалы и маршруты. Сейчас остается только благодарить судьбу, что она не сделала по-другому…

Подробнее...  
20 августа 1995 г.
Побудка состоялась по горным понятиям поздно, было уже пять часов утра. Весь «гробик» был забит перьями и пухом, взлетающим вверх и в стороны при малейшем движении. Оперативным расследованием было установлено, что Виктор, влезая вечером в палатку, зацепился локтем об острый выступ скалы и распорол свою пуховку. Он, проклиная роковую случайность, достает ремонтную коробочку и медицинскую аптечку. Из первой извлекает иголку с нитками, а из аптечки – лейкопластырь, которым схватывает края длинной дыры и тут же начинает пришивать кромку пластыря к рукаву. Игорь тем временем колдует с примусом. Вода для утреннего бульона была набрана еще с вечера в ямке во льду, а ночью котелок с ней находился в палатке, закутанный в свободные теплые вещи.
Подробнее...  

«…Ах, зачем Вам эти приключения?
Можно жить, ребята, не спеша,
Но исполнен важного значения
Каждый высоту дающий шаг…»

Юрий Визбор

1994 год – по всей территории бывшего Советского союза разрушительным ураганом пронеслась перестройка. Великая когда-то держава рассыпалась на удельные княжества, произошла переоценка духовных ценностей, упал материальный достаток населения, живущие в городах и селах люди стали терять работу, вовлекаться в межнациональные конфликты, покидать насиженные места.

Ряды туризма резко поредели. Он, как один из видов человеческих увлечений, не взирающий на возраст, пол или профессию, стал не только дорогим, но и небезопасным делом. Но, как и во все времена, появились энтузиасты, которых возникающие трудности стимулируют к их преодолению. В какой-то мере было справедливым причислить к категории энтузиастов и нас, уже сложившуюся компанию людей, зараженных бациллой туризма в неизлечимой стадии.

Подробнее...  

Восьмого августа – выходной! Это был первый день отдыха за походную неделю! Оттянулись на всю катушку, благо погода, более чем благоприятствовала водным и воздушным процедурам – на небе с утра ни облачка! В программе первой половины дня состоялись стирка, купание, а так же продолжился процесс «козлодрания». Выяснению отношений в игре «Козел» было посвящено определенное время, «яйца», «пуховый», «сопливый» - эти термины для непосвященного мало что значили, но обоюдный счет в игре стал подрастать как на дрожжах. Сие действие сопровождалось выразительной мимикой лиц, жизнерадостными воплями и вздохами разочарования, закатыванием глаз и интенсивной жестикуляцией с обеих сторон.

Подробнее...  

Утро восемнадцатого августа – точная копия вчерашнего. Я уже начал нервничать, так как хорошо представлял себе последствия нехватки времени во второй половине похода. Голод не так был страшен, как нарушение контрольного срока, который мы сами наметили себе и изменить его не могли. А ну, как эта непогода зарядила на неделю? То и дело я высовывался из палатки, оценивая обстановку вокруг нас. Где-то к полудню дождь прекратился, прошло еще около часа и в туманной пелене появились разрывы, позволявшие ориентироваться. Сразу же собрали лагерь и ушли к перевалу без обеда. В связках преодолели снежный склон, вплотную приближаясь к скалам слева по ходу, чтобы обойти трещины.

Подробнее...  

 

т/к "РАТИБОР", г. Ставрополь.

 


2 июля 2001 г. – первый день нашей «четверки». Его наступления ждали с нетерпением десять человек - членов нашей команды:
1. Новиченко Александр Михайлович – наш Адмирал (д. Саша).
2. Жижин Виктор Владимирович – Мастер (д. Витя).
3. Ляшов Игорь Викторович – просто Викторович.
4. Гайворонский Владимир Иванович – Вовчик в шортах.
5. Поверин Алексей Павлович – Доктор (Док).
6. Дьячков Ярослав Николаевич – Ярило или Ярик.
7. Пятибрат Максим Александрович – Макс беззубый.
8. Огурцов Виталий Сергеевич – Веталь голодный.
9. Демина Юлия Олеговна – это я, завхоз.
10. Антонова Екатерина Валерьевна – Катя, Катюша, Котенок.

Такой большой семьей нам нужно было прожить три недели. И все от этих трех недель ждали отличных впечатлений. В автобусе (МЧСовском «Кубанце») было много разговоров о предстоящем маршруте вперемешку с дружным храпом, когда уставали от разговоров. После обеда мы уже были на месте.

Подробнее...  

15 июля.

Хорошее утро хорошего дня. Хотя для Макса оно началось с небольшого шока. Ему, как обычно, захотелось залезть на небольшую скалу, куда вчера вечером каким-то чудом забрался Адмирал. Но для начала Макс решил переодеться. И как только он отвернулся, со скалы грохнулся вниз приличнейший чемодан. Зрелище то еще. А Макс согласился с внутренним голосом – никуда не лазить. Тем временем мы готовились к восхождению на вершину Гумачи. В лагере остались Виталик и Мастер.

Подробнее...  
<< Первая < Предыдущая 1 2 Следующая > Последняя >>