огурцов

Горизонта удивительны миры -
Достигаешь их на перевалах,

Кажется, вот-вот коснешься ты черты,
А она вдруг дальше оказалась…

I. Прелюдия

Мы готовились к сложному походу, если так можно было назвать горное путешествие третьей категории сложности в условиях весеннего межсезонья. Инициаторы задолго перед маем обдумали и просчитали маршрут, прикинули в днях и километрах его варианты, не забыв при этом и о чувствах, которые испытывают голодные и уставшие люди. В угоду любителям покушать было разработано меню на уровне вполне приличного ресторана, имеющего все необходимое, за исключением салфеток, вилок и официантов. Салфетки с успехом были заменены "светлой полосой в твоей жизни" - туалетной бумагой, в качестве вилок предусматривались пальцы рук, которыми можно было не только поддевать лакомые кусочки, но и хватать их в том количестве, которое завхоз команды определял как разумное и достаточное. К роли официантов готовились все участники команды…

Подробнее...  

Ранний подъем второго мая не доставил нам особой радости. Навалило около пятнадцати сантиметров свежего снега. Пришлось чистить палаточные тенты и откапывать оставленные накануне снаружи рюкзаки. Холодно и туманно, сквозь туман угадывается голубое небо, но только угадывается и этим все ограничивается. Видимость до двадцати метров. После завтрака сидим, ожидая дальнейшего развития метеоусловий и указаний со стороны руководящего состава. Адмирал возится с забарахлившей накануне горелкой, прокалывает себе палец - указующий перст, но тем не менее доводит ремонт до конца и, поглядев из палатки на падающие хлопья снега, объявляет вынужденную дневку. Потянулись долгие минуты ожидания. В начале они не сильно досаждают, ибо можно подремать, наверстывая недополученное из-за позднего отбоя и раннего подъема, но затем наступает период "активного" ничегонеделания, который сильно достает. Кто-то продолжает спать, кто чинит свои вещи, кто играет в интеллектуальные игры, к которым относятся крестики-нолики, морской бой, очко на пальцах, контакт и пр. и др. У Мастера происходит неприятность - при попытке наладить свое искусственное ухо, он окончательно ломает его и начинает мучиться из-за отсутствия возможности нормального общения с товарищами, некоторое утешение он находит в дневнике, что-то пишет в своем дневнике и Адмирал. Виталик выуживает из своего рюкзака рассыпанные макароны и ворчит по этому случаю как ветеран Куликовской битвы. Красная палатка посвятила некоторое время установке ветрозащитной стенки из снежных кирпичей. Люди хотят что-то делать, так легче переносить ожидание. В таком тягучем ритме проходит время до обеда, а затем и ужина, которые вносят заметное оживление.

Подробнее...  

Утром седьмого мая и в самом деле просыпаемся в морозной атмосфере. За-мерзла вода в бутылках у входа в палатки, припасенная с вечера. Завтракаем и готовимся к выходу на второй перевал, определяющий категорию нашего путешествия. Из наших жилищ вытряхиваем мусор и выбиваем мелкие кусочки льда - остатки смерзшегося конденсата. Солнце постепенно набирает высоту и, огибая восточное ребро Каракаи, освещает место бивуака. Сразу же становится теплее. По мере готовности туристы взваливают на плечи рюкзаки и уходят по направлению к перевальному взлету. Снег держит великолепно, даже если подпрыгивать на нем с рюкзаком за плечами. Через полчаса первый участник подходит к перевальному взлету и начинает выбивать ступени, поднимаясь по сорока пятиградусному склону без рюкзака. Собравшись на седловине перевала, задерживаемся на ней около сорока минут, разбираясь в том, что мы видим, как это называется и где находится.

Подробнее...  

В прошлом году наш клуб впервые прошел поход четвертой категории сложности. Классно прошел. Мы заняли первое место в чемпионате России по горному туризму среди походов - «четверок». Это был огромный успех для команды, в которой восемь человек из десяти впервые шли «четверку». Основная заслуга в этой победе принадлежит мастерству и удаче Новиченко Александра Михайловича – адмирала-командира прошлогоднего парада. Случилось так, что спустя два дня после возращения из похода он погиб. Было решено будущую пятерку, намеченную на следующее лето, посвятить его памяти.
За год до похода был уже известен маршрут, который практически повторял адмиральскую «пятерку» 1999 года. Руководитель тоже был известен еще за год до похода - Гена Ворсин. А вот состав участников утвердился только в мае. Зеленый свет был дан Ляшову, Гайворонскому, Поверину, Огурцову. Они по результатам четверки получили положительные характеристики и рекомендации к участию в пятерке. Мне, Кате Антоновой, Максу Пятибрату и Ярику Дьячкову посоветовали походить еще «тройки» и «четверки», для закрепления навыков. Несмотря на отклонение моей просьбы об участии в «пятерке», я не теряла надежды и почему-то знала, что фамилия Демина будет записана в маршрутную книжку. Мысль человека материальна, доказано наукой. В один прекрасный вечер Жижин сказал, что меня берут в поход в качестве завхоза. Ура!!! Я иду в «пятерку». Не знаю, на чем основано это решение. Главное, что я иду.

 

Подробнее...  
По старой традиции во время обеда испортилась погода. Налетели тучи, пошел мелкий снег. На послеобеденный сон рассчитывать не пришлось. Быстро собрали манатки и помчали по уже пробитым следам (спасибо Мастеру!). Спустя полчаса тропить пришлось самим. И, как мы и думали, через полтора часа, а не сорок жижинских минут, вышли на перевал Чат «тройка А».
Подробнее...