"Лето уходит на юг,
снова маршрут готов…"
(из старой туристской песни…)

В августе 1982 года я приехал в Архыз вместе с двумя Олегами - Кузнецовым и Леденевым, Пашей Кравченко. Наши рюкзаки под самую завязку были на-биты продуктами и вещами,. Помимо своего груза у нас было еще семьдесят ки-лограммов продуктов и топлива для заброски на группу в двенадцать человек. На другой день мы ишачили это добро в ущелье реки Аманауз, и, спрятав его там, поздним вечером вернулись обратно, в поселок. Позднее мы встретились в Тебер-де с остальными восьмью участниками нашей команды, собиравшейся совершить горный поход третьей категории сложности по Западному Кавказу. Основу группы составили студенты Ставропольского государственного мединститута, слегка разбавленные представителями специального конструкторско-технологического бюро полупроводниковой техники.

Трех часов хватило на путь от Теберды до границы леса в Мухинском ущелье. Вечером на биваке состоялось "производственное совещание", на котором определился порядок дежурств, состав связок и правила поведения. С 29 августа началась активная акклиматизация. Жанна Романова, ответственная за медицин-ское обеспечение или по-простому - отрядный Айболит, начала проводить контроль артериального давления и частоты пульса у участников похода, выдавать им витамины. Темп движения был не шустрым, с регулярными остановками, когда вся группа дружно восстанавливала дыхание и силы к следующему броску вверх. Погода, чуть прохладная, подбадривала нас и, единственное, что печалило - это вес рюкзаков… Однако, таковы правила нашей игры: жрать хочешь - рюкзак тащи!

 


Высоко на гребне появилось животное, которое мы по началу приняли за тура. Только с помощью бинокля удалось увидеть,  что огромные рога оказались просто длинными ушами. Сей факт привел часть команды к приступу гомериче-ского смеха.


Перед последним сырзаводом в Мухинском ущелье получились нечаянные спасработы. Олег Кузнецов неосторожно пытался спрямить путь через низину под загоном для скота и угодил в вязкое месиво из глины, воды, мха и отходов ското-водческой индустрии (запах от потревоженной массы был еще тот!). Выбраться из коварной ловушки он сумел  только с помощью товарищей и сняв при этом рюк-зак. Отмывался он уже самостоятельно, в журчавшем поблизости ручейке, под взглядами своих зубоскаливших приятелей,  обрадованных дополнительными ми-нутами отдыха.


В полдень вышли на первый перевал Муху, высота которого 2764 метра, а отсутствие категории компенсируется количеством пролитого пота при подъеме на него. На этом перевале с мая этого года стоит наш вымпел - латунная табличка с изображением эмблемы секции горного туризма СКТБ ПТ, под эгидой которой проводится наш поход - "тройка". Спуск с перевала, изобилующий брусникой и грибами ведет в долину реки Большая Марка. Шли по тем же местам, где майской  весной пытались пробиться к перевалу Арючат, но глубокий рыхлый снег и обильный снегопад заставили тогда нас изменить маршрут. Сейчас все смотрится по иному. Контрасты между ранней весной и поздним летом просто разительны. Долина ровная и широкая, набор высоты ступенчатый, по терассам, с которых открываются все новые и новые красивые виды. Уже за границей леса встречаемся с молодым пастухом, который любезно предложил желающим покататься на его коне, а затем, возле своего коша угостил нас свежим айраном.


Лагерь к вечеру установили на широкой луговине, окруженной старыми мо-ренными валами. Чуть ниже, на другом берегу реки был виден еще один кош, от-туда к нам пришли двое молодых пастухов, у одного из них на ноге выше колена была рана, замотанная несвежим полотенцем. Два дня  тому назад он распорол ногу острым суком, края вокруг раны побагровели и начали гноиться. Наши бу-дущие врачи обработали пострадавшего по всем правилам искусства Гиппократа и выделили ему запас лекарственных препаратов.


С утра вчерашние гости появились опять. Они принесли два бидона, в одном из них было еще теплое молоко, а в другом - айран. Раненного повторно осмотре-ли и перевязали, краснота исчезла, инъекция антибиотика сделала свое дело. После завтрака, сердечно попрощавшись с пастухами, мы пошли к перевалу Арючат. В самом верховье долины, справа от тропы, увидели могильный обелиск. Рядом, на большом плоском камне, с многочисленными ошибками, характерными для человека, плохо владеющего русским языком, сделана синей краской надпись, предостерегающая от неразумного лазания по скалам.


Цирк под перевалом очень громаден и красив. Возле ручья полянки с яркой зеленой травой и разноцветьем альпийского луга. С набранной высоты видно не-сколько озер, расположенных за гребнями близлежащих хребтов. Хорошо про-сматривался путь к Арючату, ведущий по большой и крутой осыпи, переходящий в косую полку. После легкого перекуса с чаем поднялись на перевал, который оказался такой узкой и острой щелью в гребне, где и посидеть толком было негде. Собрался было дождь, но проронив несколько капель, рассеялся, будто его и не было.


На Аксаутской стороне в кулуаре оказался плотный снег еще прошлогодней зимы. Осыпь постепенно сменилась растительностью альпийского луга, вдоль и поперек  изрезанного паутиной ручьев и тропинок, среди которых мы долго иска-ли начало единственной, нужной нам. Здесь нам помог спустившийся с верхнего пастбища пастух. Вообще это уже стало нормой: легче идти без всяких ориенти-ров к сложному перевалу, чем пытаться разобраться в лабиринте троп возле мест, где обитают люди. Обилие ягод и грибов заметно сбавило темп хода и, несмотря  на все старания и понукания руководителя, группа до поселка Рудничный дотянуть не смогла. Лагерь, ввиду скорого наступления темноты, установили на пару километров ниже поселка по ущелью. Перед этим Славик Стасенко усиленно рас-кручивал меня на медовуху. Мол то, да се, да третье, пока я не высказал свой взгляд на суть этого вопроса. Сухо, тепло, прохождение перевала проходило в благоприятных условиях… Вот если промерзли, промокли - тогда сам буду вам ножом зубы разжимать, чтобы влить порцию. Довод сработал, только в другом плане. Славка забежал вперед, встал ногами в мелкую лужу и закричал мне: - "Шеф! Я ноги промочил!" Перехватив ледоруб, рванулся к нему, но под рюкза-ком меня хватило только на десяток метров в безуспешной попытке догнать его для проведения "воспитательной работы".


Последнее летнее утро 31 августа. В ручье, возле которого  стоят наши палатки, резвятся стайки форелей, вид которых возбудил охотничьи инстинкты у ряда участников похода. Вооружившись полотенцем и накидкой, ловцы пытались в течение десятка минут загнать хотя бы одну рыбешку в тупик, пока не убеди-лись в бесполезности этого занятия. Азарт, впрочем, у ребят не прошел, и только необходимость выхода на маршрут оторвала их от дальнейшего свершения акта браконьерства.


До Рудничного добрались за полчаса. Вид входов в штольни, расположенных высоко на склоне горы впечатлял, к ним от поселка вел длиннющий серпантин автодороги, рассчитанной на большегрузный транспорт. Здесь добывают молиб-ден, ванадий, вольфрам, марганец. Мы прошли между домиков по единственной улице поселка и попали на поляну с зенитной батареей. Отсюда обстреливают ла-виноопасные склоны над поселком, дорогой и штольнями, не давая накопиться критическим массам снега. Еще дальше - минеральный источник. Утоляем жажду и переправляемся на левый берег Аксаута. Здоровья у ребят хватает и физическое обеспечение переправы прошло без осложнений. Потом по густым зарослям кустарника и березового криволесья по едва заметной тропке продирались, в бук-вальном смысле этого слова, к голубеющему вдали леднику. Вырвавшись, нако-нец, из березовых "джунглей", около километра шли по моренным осыпям, пере-межавшихся местами островками альпийского луга и под самым ледником нагна-ли группу туристов из Харькова. Украинцы ушли дальше, а мы сделали перерыв на обед и провели тренировку на настоящем льду. Большая часть участников впервые в жизни надела кошки и стала учиться ходить в них по крутому склону. Это был целый комплекс непривычных ощущений. Пока варился обед, все вы-полнили несколько "кругов почета" по концу языка Центральноаксаутского ледника. Через некоторое время стало ясным, что кошки держат хорошо, погода ба-лует своим вниманием, руководитель спокоен. К новичкам пришло чувство уве-ренности и, вот они уже стали пробовать пройти по более крутым участкам, ста-рательно вбивая зубья в лед и широко расставляя ноги. Ледовые занятия закончи-лись, обед тоже. По льду и нагромождению камней друг за другом туристы поднялись к подножию ледника Западный Аксаут.

Кругом суровый ландшафт. До самого перевала тянулось поле большого ледника, изрезанного трещинами. Над ним, справа по ходу навис ледопад, сте-кающий со скал Марухкайского хребта. Слева в лучах солнца оскалились зубцы вершины Братцы. На юге - седловина нашего перевала. Время уже идет к вечеру, я принял решение - провести ночевку на перевале и поднял в путь команду. Шли в связках по три человека. В первой  были Олег Пузанов и Виктор Коптяев. Про-щупывая склон ледорубами, они намечали трассу. Постепенно крутизна ледника возросла и, в поисках прохода через трещины, пришлось использовать скалы. Многочисленность группы и недостаток опыта не позволили идти без заминок. Узкий пятачок на скалах резко затормозил движение, не давая возможности быст-ро всем снять - надеть кошки. В этой суете зазевалась Света Карандина, неловкое движение, ее каска соскользнула с камня  и  лягушкой ускакала в глубокую тре-щину. Я, выдал нравоучение о том, что каска должна находиться все время на го-лове, а не рядом с ее противоположностью и отдал ей свою. Затем стал подгонять отстающих. От ледопада, потревоженного командирским голосом, то ли чем дру-гим, оторвался огромный кусок льда и с грозным грохотом устремился вниз. Сра-зу же за ним понеслись еще два ледовых булыгана изумительно чистой голубизны. Вид разваливающихся на ходу кусков льда прибавил резвости участникам по-хода лучше, чем мои распоряжения. Скалы, находящиеся в непосредственной близости от трассы падения льда быстро остались позади и группа вышла на ши-рокие снежные поля под перевалом Западный Аксаут - первой "двойкой А" на-шего похода.


Перевал приближался, до него оставалось уже около пятидесяти метров, ко-гда путь преградил широкий бергшрунд, в котором шумела вода. На разведку и обработку дальнейшего маршрута времени оставалось в обрез, пришлось заду-маться о ночлеге. Выход на перевал отложили до утра. Из бергшрунда Олег Леде-нев достал воду, Слава Стасенко и Олег Кузнецов начали колдовать с примусами. Остальные установили на снегу палатки, утеплив по мере возможности их пол. В дело, помимо спальных ковриков, пошли веревки, уложенные спиралью, рюкзаки, верхняя одежда. Кроме этого почти у каждого из участников было секретное ору-жие - каталитическая грелка. Во время ужина завхоз с разрешения руководителя расщедрился на медовуху. Ночь прошла спокойно.





Похожие материалы:
Самые новые материалы:

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить