Походные дневники Виктора Владимировича Жижина

Дневник горного путешественника, рассказанный Анастасией Пилипенко и Виктором Жижиным

Капитан Лёша и храбрая его команда - Артур, Валя, Витя, Настя и Слава.
 
1 мая.
8.30 - выезд из Ставрополя на автобусе "Икарус". Артур поделился с Витей своими наблюдениями: "Когда я надел рюкзак, то понял, что нужно было больше бегать". "Да" - подумал тот - "Горный туризм, как вид спорта, характеризуется умением перетаскивать мешки с лямками по пересеченной местности, причем весьма пересеченной…"

«…Ах, зачем Вам эти приключения?
Можно жить, ребята, не спеша,
Но исполнен важного значения
Каждый высоту дающий шаг…»

Юрий Визбор

1994 год – по всей территории бывшего Советского союза разрушительным ураганом пронеслась перестройка. Великая когда-то держава рассыпалась на удельные княжества, произошла переоценка духовных ценностей, упал материальный достаток населения, живущие в городах и селах люди стали терять работу, вовлекаться в межнациональные конфликты, покидать насиженные места.

Ряды туризма резко поредели. Он, как один из видов человеческих увлечений, не взирающий на возраст, пол или профессию, стал не только дорогим, но и небезопасным делом. Но, как и во все времена, появились энтузиасты, которых возникающие трудности стимулируют к их преодолению. В какой-то мере было справедливым причислить к категории энтузиастов и нас, уже сложившуюся компанию людей, зараженных бациллой туризма в неизлечимой стадии.

Восьмого августа – выходной! Это был первый день отдыха за походную неделю! Оттянулись на всю катушку, благо погода, более чем благоприятствовала водным и воздушным процедурам – на небе с утра ни облачка! В программе первой половины дня состоялись стирка, купание, а так же продолжился процесс «козлодрания». Выяснению отношений в игре «Козел» было посвящено определенное время, «яйца», «пуховый», «сопливый» - эти термины для непосвященного мало что значили, но обоюдный счет в игре стал подрастать как на дрожжах. Сие действие сопровождалось выразительной мимикой лиц, жизнерадостными воплями и вздохами разочарования, закатыванием глаз и интенсивной жестикуляцией с обеих сторон.

Утро восемнадцатого августа – точная копия вчерашнего. Я уже начал нервничать, так как хорошо представлял себе последствия нехватки времени во второй половине похода. Голод не так был страшен, как нарушение контрольного срока, который мы сами наметили себе и изменить его не могли. А ну, как эта непогода зарядила на неделю? То и дело я высовывался из палатки, оценивая обстановку вокруг нас. Где-то к полудню дождь прекратился, прошло еще около часа и в туманной пелене появились разрывы, позволявшие ориентироваться. Сразу же собрали лагерь и ушли к перевалу без обеда. В связках преодолели снежный склон, вплотную приближаясь к скалам слева по ходу, чтобы обойти трещины.

С раннего утра за окнами уазика с эмблемами МЧС мелькают придорожные поля Ставрополья. Мы - семеро горных туристов, едем к Нальчику - городу - "подкове", как переводится его название с балкарского. Оттуда, с Баксана, мы начинаем горное путешествие, к которому готовились целый год. Еще не остынув после памятного похода 1998 года по району Безенги, рядом с шестью кавказскими пятитысячниками, мы стали изучать информацию о перевалах и вершинах Приэльбрусья. Района, хорошо знакомого по предыдущим походам, но, тем не менее, имеющего некоторые белые пятна, которые нам хотелось закрыть в этом году. Как всегда, четко выполнила свои задачи наша разведка в Москве в лице Тани Серовой. Она собрала и переслала описания перевалов Ладоги, Невы и Жемчужины Приморья, вместе с перевалами Чат и Шхельдинским они должны были определить категорию маршрута, который по заявочным документам выглядел так: