Горизонта удивительны миры -
Достигаешь их на перевалах,

Кажется, вот-вот коснешься ты черты,
А она вдруг дальше оказалась…

I. Прелюдия

Мы готовились к сложному походу, если так можно было назвать горное путешествие третьей категории сложности в условиях весеннего межсезонья. Инициаторы задолго перед маем обдумали и просчитали маршрут, прикинули в днях и километрах его варианты, не забыв при этом и о чувствах, которые испытывают голодные и уставшие люди. В угоду любителям покушать было разработано меню на уровне вполне приличного ресторана, имеющего все необходимое, за исключением салфеток, вилок и официантов. Салфетки с успехом были заменены "светлой полосой в твоей жизни" - туалетной бумагой, в качестве вилок предусматривались пальцы рук, которыми можно было не только поддевать лакомые кусочки, но и хватать их в том количестве, которое завхоз команды определял как разумное и достаточное. К роли официантов готовились все участники команды…

Кстати - о команде: ее костяк составили опытные туристы - горники, неоднократно ходившие в горах сложные маршруты самых высших категорий, к которым присоединились остальные, уже понюхавшие за последние два года походного пороху. Мы достаточно хорошо знали друг друга и по совместным походам, и по частым встречам просто так, ведь горы надолго и прочно сближают людей, разных по характерам, профессиям и возрастам.

Наш Адмирал - руководитель группы Александр Новиченко - один из опыт-нейших горных туристов Ставропольского края. За его плечами - шесть походов высшей категории сложности, в том числе две "шестерки", одна из которых удостоена серебряных медалей чемпионата страны 1997 года, он обладатель кубка Юга России, присужденного по итогам весенней туриады Победы 2000 года, неоднократный участник чемпионатов России по горному туризму. В его характере была особенность - лидировать на особо сложных и опасных местах, где требовалась высокая индивидуальная техника и умение. Если учесть еще его организационные навыки в части подготовки к походу, то становилось ясным, что с таким человеком не пропадешь. Заслужить дружбу Саши было непростым делом, но зато она была верной и навсегда. Гражданская профессия Новиченко - спасатель. Он работал заместителем начальника Ставропольской краевой поисково-спасательной службы МЧС России и по служебной необходимости часто бывал в местах, где требовался высокий коэффициент выживаемости.

Следующий член команды - Виталий Огурцов - студент второго курса Ставропольской сельскохозяйственной академии. Его послужной походный список был еще мал, но в нем присутствовали отмеченная кубком майская "двойка" и летняя "тройка", в которой за двадцать один день было пройдено двадцать четыре перевала и совершено четыре восхождения на вершины. Об этом походе шли разговоры среди столичных туристов в том плане, что мол де ставропольцы вконец охренели - ходят черт те знает какие маршруты, на что Николай Трюхан - президент Ставропольского краевого туристско-спортивного союза ответил: - "А что делать, если им это нравится?". Виталик влюбился в горы с первого взгляда и с азартом воспринимал все, что имело отношение к этому делу.

Маргарита Воронова - в прошлом геофизик с большим стажем полевых работ, ныне заведующая отделом в Ставропольской краевой библиотеке имени М.Ю. Лермонтова. Она пришла в горный туризм сравнительно недавно, для нее это был четвертый официальный поход. Будучи страстным фотолюбителем, она рассматривала весь окружающий ее мир и людей через призму своего "Зенита". Всякое перемещение во времени и пространстве для нее было блестящей возможностью пополнить свою коллекцию фотографий красивыми и оригинальными сюжетными находками. В свое время про нее было сказано, что запас фотопленки для Риты, что бак с бензином для автомобиля. Пока есть горючее - машина едет…

Лена Семинченко - в миру парикмахер высокого класса, ряд участников нашей команды бестрепетно доверяли ей свои головы, вернее то, что на них растет. Сама она свои волосы на период похода заплетала в мелкие косички, нынче их у нее - сорок четыре, что явилось некоторым прогрессом по сравнению с прошлым годом, когда на летней "тройке" их было тридцать восемь и за что она получила прозвище "Октопус". А еще Лену ласково называют "Заяц", как это придумал ее муж Саша, который тоже турист и должен был встречать нас по окончании маршрута в Архызе. Зайца выгодно от иных туристов отличал серьезный подход ко всему, что имело отношение к маршруту: каким образом идти на тот или другой перевал, где он находится, как называется та или иная вершина, где и что можно прочитать о районе похода. Она методично запечатлевала фотоаппаратом пройденный путь. Хорошая физическая подготовка позволяла нести ей ощутимый по весу рюкзак и выдерживать большие переходы.

Виктор Жижин - автор настоящего рассказа - ветеран туризма. Для него это был сорок второй поход из числа официально заявленных, среди которых тринадцать относилось к высшим категориям сложности и из них два - в качестве руководителя первыми и единственными "шестерками" в истории ставропольского туризма. Обладатель титула "Заслуженный путешественник России", серебряной медали чемпионата страны и кубка юга России, он являлся ярым приверженцем спортивно-походного направления в горном туризме, постоянно напоминая всем, что альпинизм, ориентирование, скалолазание, туристское многоборье и прочее есть ни что иное, как производное от туризма.

Еще один Витя, но с фамилией Федоров был самым молодым участником команды - Юнгой. Он должен закончить в этом году школу и поступать в Бауманское МВТУ. У него было счастливое начало в туризме, отмеченное кубком весеннее путешествие в мае 2000 года, полностью пройденная двадцатичетырех перевальная "тройка" и сразу же "тройка" межсезонья. Если в первом походе Витю волновал вопрос выполнения разряда и получения справки о совершенном походе, то сейчас он относился к этому намного спокойнее, сделав вывод, что главное - это ходить в горы и ходить хорошо. Витя активно участвовал в кроссах, был азартен в спортивном плане. В его становлении как туриста - горника большое участие приняли родители - Таня и Сергей, имевшие большой опыт походов, в том числе самых крутых - "шестерок".

Ксения Беликова - одна из страстнейших путешественниц и охотниц до пере-мены мест, у нее был богатый походный опыт, в свое время она прошла маршрут в далеких Хибинах и эта "тройка" у нее должна стать третьей по счету. Зная множество песен и историй, Ксюша часто доставляла товарищам веселые и интересные минуты. Гитара нередко сопровождала ее в странствиях, правда, сейчас она будет ждать свою хозяйку в Архызе. В своей повседневной жизни Беликова - главный специалист одного из отделов Ставропольского краевого министерства труда и социальной защиты населения и на вечерних посиделках у костра она часто рассказывала о жизненных ситуациях в которых бывали ее подопечные.

Таня Федорова - одна из немногих женщин, которые ходили "шестерки". Она - заядлая путешественница с большим послужным списком и богатым опытом походной жизни. В нынешней экспедиции она - завхоз. Характер у Тани - бойцовский, рюкзак - тяжелый. Она часто берется за трудную работу - тропление снежного склона или дежурство при раннем выходе. Обязательность и надежность свойственны ей при любых обстоятельствах. А еще мы обожаем слушать, когда Таня поет под гитару. В такие минуты забывается то, что называется плохим… Работает Таня инженером-программистом в детской краевой больнице.

II. В краю легенд

Наконец настало утро 29 апреля. Прошло полгода, когда мы в последний раз были в горах, и вот мы снова возвращаемся к ним. Комфортабельный "Икарус" набит туристами и рюкзаками. В автобусе пахнет свежей колбасой и водкой. Пассажиры в походном одеянии празднуют начало свидания с горами, которого давно дожидались как и туристы - ветераны, так и новички, для которых предстоящий маршрут станет первым шагом по дороге еще пока неизвестной и, может быть, поэтому вызывающей в душе неясное чувство.

 

Всю зиму снятся мне вершины,
В шкафу пылятся рюкзаки,
Но лишь начнут сходить лавины,
Уже нас дома не найти.

Весну встречаем среди гор,
Вот он - желанный миг отрады,
Вокруг простерся гор простор,
Суля нам трудности в награду.

Когда поход окончен нами,
Я снова дома вижу сны,
Как наяву, иду с друзьями
По кромке неба и земли…


Короткая остановка в Теберде у шлагбаума перед заповедником, проверка документов, еще несколько минут и возле устья Бадукского ущелья, густо заросшего смешанным лесом мы выгружаем рюкзаки. Отсюда почти сорок человек выходят на маршрут традиционной майской туриады!

Здесь туристы клуба "Ратибор" под руководством Ярослава Дьячкова и Юли Деминой, их и всех остальных провожает Игорь Ляшов, две команды центра "Доверие", предводительствуемые Артуром Чичениным и "Танком" - Таней Петросян, которая ходила с нами "тройку" прошлогодним летом. Тут же хорошо знакомые нам военные туристы из училища связи. Еще раньше у въезда в Теберду, в ущелье Мухи выгрузились команды, идущие "единички" под руководством Игоря Носкова и Леши Поверина. Теплые слова прощания, снимки на память, рукопожатия и одна за другой команды, нагруженные набитыми под завязку рюкзаками, уходят к переправе по висячему мостику через поток Теберды. Дальше их путь лежит к слиянию ручьев Бадук и Хаджибей.

Жижин вспомнил и рассказал об этих ручьях печальную легенду. Когда-то давно в этих краях жили богатые князья, у которых была красавица дочь по имени Бадук. Она встретила и полюбила молодого и ловкого парня Хаджибея, который тоже полюбил ее. Родители Бадук запретили дочери встречаться с Хаджибеем, так как он был простым пастухом, а когда она не стала их слушать, то заточили ее в высокую каменную башню и велели готовиться к свадьбе с человеком из другого княжеского рода. Пастуха же князь отправил на дальнее пастбище. Девушка сильно грустила и плакала и, не желая выходить замуж за нелюбимого, выбросилась из окна башни на острые камни. Узнав об этом, очень горько горевал Хаджибей и, решив, что не сможет жить без любимой, покончил с собой ударом кинжала в сердце. Из слез, пролитых княжной и пастухом, родились два ручья с чистой водой, которые слились в один поблизости от Теберды и люди назвали их по именам любивших друг друга Бадук и Хаджибея. Группа внимала словам рассказчика с улыбками, никак не соответствовавшими сюжету истории, по причине некоторого рационализма, присущего нынешнему поколению и известной долей скептицизма - мало ли что придумают, чтобы охмурить доверчивого слушателя!

Больше часа длился изнурительный подъем от слияния легендарных ручьев по лавинным сбросам и криволесью к трем Бадукским озерам, верхнее из которых было занесено снегом. В сосновой опушке над средним озером был разбит первый бивуак. Рядом находятся поля не растаявшего еще снега, чуть впереди - хаотичное нагромождение камней, среди которых растут большие деревья. Когда-то здесь был ледник, а сейчас это называется древней мореной.

Утром в палаточном городке начались сборы, группы готовят завтрак - кто на примусах, кто на костре. У нас - самодельные бензогазовые горелки - предмет гордости нашей команды, который позволяет быстро и удобно решать проблемы, связанные с кормежкой в разнообразных походных условиях при любых погодных обстоятельствах. Первая ночевка не для всех оказалась комфортной. Плохой сон ряда участников объяснялся переутомлением, отсутствием акклиматизации и привычной кровати или дивана, вместо которых под собой ощущаешь жестковатую поверхность с выпирающими элементами рельефа, слегка смягченными тоненьким карематом. Но утро, чудесное солнечное утро - на небе ни облачка, тишина и тепло - постепенно приводит в порядок растрепанные чувства, восстанавливает силы и желание продолжать путь.

Выйдя с бивуака и набрав около двухсот метров высоты после каменного хаоса и приозерных зарослей кустарника, останавливаемся, оглядываемся и… первая мысль - забыли погасить костер! Только чуть позднее поняли, что сизо-голубой дымок - это не что иное, как кусочек голубого неба, отражающегося в озере. Вот это да! Такой неожиданный зрительный эффект!

Темп движения не высок, наши рюкзаки за один вчерашний день легче не стали, да и крутизна склонов дает себя знать, слава богу еще, что снег пока хорошо держит. Разбежаться по-настоящему нет ни возможности, ни желания. На остановках с наслаждением переводим дух, сидя на травянистых бугорках, либо на рюкзаках посреди снежных полей. Неожиданно тишину заповедного ущелья разрывает звук выстрелов, раздавшихся непонятно где. Это в какой-то степени настораживает. Кто бы мог стрелять? Браконьер или егерь? А может быть гости из "свободной Ичкерии"? Мастер всерьез советует распределить деньги и ценности по частям в разных местах, чтобы не лишиться всего сразу, если нарвемся на грабителей.

К полудню наш отряд только-только достигает поворота ущелья, за которым открывается вид на склон, ведущий к перевалу Бадук. Влево от него - путь на перевал Бадук-Хутый - очень крутой снежный взлет, куда должна отвернуть одна из наших команд, которую ведет Николай Лех - опытный турист и альпинист. В его группе пять человек, все они нам знакомы - Лена Курбатова, Валя Боровская, Юра Харченко, Володя Гайворонский… В это время мы выходим на узкую и длинную прогалину. Адмирал решает устроить здесь обеденный перерыв и, похоже, делает одновременно тактический ход, пропуская вперед другие группы прокладывать тропу по снегу, который делается все более вязким. У нас все-таки соотношение мужчин и женщин один к одному, вес рюкзаков определен с учетом пола, а у туристов из училища связи все восемь - крепкие молодые мужики, разделившие груз пополам. Доставая из рюкзаков снедь, мы наблюдаем, как они быстро набирают высоту. Наша молодежь - Витя и Виталик в поисках воды с котелками спускаются чуть ли не на полкилометра к реке и приносят живительную влагу. Уже после того как они принесли воду, случайно выясняется что рядом в снегу был ручеек, но кто это знал?! Кипятим чай и в ожидании трапезы отдыхаем. Кое-кто успел даже вздремнуть, а на Адмирала и Виталика сон не действовал, они ходили по снегу босиком и даже пытались кувыркаться, не зная куда девать энергию.

Другие команды также устраивают перерывы, но на приличном расстоянии как от нас, так и друг от друга. Все как у хорошо воспитанных людей. Незачем привлекать внимание чавканьем или простонародными манерами в виде выплевывания косточек из грудинки прямо на пол, то бишь на снег или вытиранием "морды лица" ладонью вместо салфетки. Такова проза походной жизни.

А тем временем процесс облегчения рюкзаков пошел. Он воспринимается с удовлетворением и нужно видеть, с каким кажущимся равнодушием участники группы реагируют на распоряжения завхоза Тани о необходимости достать к столу тот или иной продукт. Погода сегодня нас откровенно балует. Это приятно, когда не нужно кутаться от ветра, прятать лицо от дождя или снегопада, когда туман не мешает любоваться красивыми и интересными местами, можно спокойно ориентироваться с картой в руках. Это тем более важно для нас, ибо в Бадукское ущелье мы попали в первый раз и видим, что здесь не исчерпаны возможности для новых маршрутов. На ходу домысливаются оригинальные варианты связок и проходов. Мы открываем для себя новое и неведомое, а это так здорово, что можно путешествовать!

 

Покидаем уют городов,

Уходя от мирской суеты

В мир походный тревог и забот

Где круты повороты судьбы.


На маршрут с ледорубом в руке

Мы уходим всегда, каждый год.

Это дань неуемной душе,

Что все время в дорогу зовет…


Со вчерашнего дня первое дежурство взяло на себя руководство - Адмирал Саша и завхоз Таня. По давно сложившемуся порядку дежурить по кухне начинают с вечера, после этого за дежурными на другой день остается завтрак и обеденный перекус. Именно так удобно в походах, потому что нередко приходится из-за раннего выхода на маршрут заниматься завтраком уже с вечера, а это проще делать той смене, которая готовила ужин, в то время когда другие отдыхают или готовятся ко сну, не ожидая передачи кухонного хозяйства.

Глядя на расположившихся отдыхом участников нашей команды на травянистом бугорке, вспоминаются строчки из старой шутливой песенки:

 

"Хорошо жить в Алибеке,

Называться - альпинист

И лежать на солнцепеке

Чем-то вверх и чем-то вниз…"


Обед и отдых окончились. Собрав пожитки, продолжаем путь и, одновременно с нами, начала подъем на перевал Бадук-Хутый группа Коли Леха. Она проходит по снегу нелегкий участок - крутой склон, целясь в узенький кулуарчик, относительно более пологий, нежели другие по соседству. Видно, с каким трудом дается набор высоты Вале, которая хоть идет и по пробитому следу, но сильно отстает от группы, подолгу останавливаясь после нескольких шагов. Точно также, медленно и печально, поднимаются на склоны Эльбруса, когда отсутствие акклиматизации хватает за горло. Вышедшие на перегиб склона ребята ждут Валентину больше часа. Мы в это время тоже потеем на тягуне, где снег уже не держит даже на набитой тропе, а в отдельных местах приходится барахтаться в нем, с трудом освобождая ноги. Собравшись на выступающем из снега большом валуне, смотрим на группу Леха и, возжелав общения с ней, долго хором кричим через ущелье, чтобы там достали радиотелефон, подобный которому есть и у нас - обязательная атрибутика сотрудников МЧС, каковыми являются Коля Лех и наш Адмирал. Эта картина здорово напоминает эпизод из известной кинокомедии "Волга-Волга", когда Иван Иванович пытается говорить по телефону с возницей. Правда, связь у нас на более высоком уровне, как в техническом плане, так и в буквальном смысле - ведь мы находимся уже где то на отметке 2500 метров над уровнем моря. Телефон Коля достал, но не по причине наших воплей, а потому что Лена Курбатова из его команды сказала: - "Чего они там дергаются?" И первыми словами Адмирала при установлении связи было: - "Ну, наконец-то таки!" Договорившись о взаимодействии и времени выхода на связь, поднимаемся выше и преодолеваем траверсом снежный склон, у перегиба которого на скальном выступе укреплена доска с изображением трех женщин и надписью "Сохраним мир!", а под ней - вмурованная в скалу солдатская каска со звездой.

За перегибом расстилается длинная терраса, за ней, в сужении цирка, просматривается дно широкой котловины, по-видимому, озера, которое сейчас закрыто снегом. Над котловиной к перевалу Бадук на снежном склоне закручивается цепочка следов, проложенная туристами из групп, идущих впереди нашей. Несколько человек еще продолжают подниматься. Адмирал командует становиться на ночевку у снежного надува перед краем котловины. Лавинными лопатами расчищаем площадки для двух палаток и оборудуем между ними в снегу небольшую нишу для кухни. Новая смена дежурных приступает к приготовлению ужина. Это наша первая ночевка на снегу, воды нет. Топим снег и этот процесс очень длителен по времени. Уху из рыбных консервов и компот с печеньем уминаем, когда вокруг уже ничего не видно. В сон проваливаемся быстро, усталость от физически трудного перехода и ощущение тепла в желудке после ужина действуют лучше иного снотворного.

Первомайское утро ознаменовалось по-праздничному хорошей солнечной погодой. В палатках было тепло и уютно. После завтрака за тридцать пять - сорок минут спокойно выходим на перевал - вытянутое снежное плато в скальном коридоре. Остановившись на западном краю перевала, снимаем рюкзаки и смотрим карту, пытаясь определить оптимальный путь к ребру вершины Большая Марка, где находится наш следующий перевал с простым названием - Отрог. Вправо вниз к перевалу Аручат и к поселку Красный Карачай узкой строчкой уходит след, оставленный командами, которые были тут вчера. Спускаемся с перевала и перед поворотом налево вверх переодеваемся полегче. Солнце греет вовсю, очень хочется пить, однако воды нет и время от времени кто-нибудь подхватывает горстку снега, чтобы хоть чуть-чуть утолить жажду. Длинный склон с рыхлым снегом выводит нас на плоскую террасу, где в выемках валунов, выступающих из снега, мы находим лужицы талой воды. Пьем ее, сидя на четвереньках как собачки. Ниже этих камней в снежной мульде останавливаемся на обед. Виталика посылают бить ступени по склону вверх к перевалу. Дежурят со вчерашнего дня Мастер и Маргарита (не путать с известными булгаковскими персонажами!), они занялись приготовлением перекуса. Адмирал схватился за тет-радку - заполнять дневник событиями прошедшего дня. Лена стала делать Тане походную прическу - собирать в косички волосы. Остальные с наслаждением предаются отдыху, лежат на рюкзаках и пытаются дремать.

После перекуса цепочка туристов потянулась вверх. Погода стала портиться. Небо затянуло серой облачностью с клочьями тумана, срывается снег. Набитая Виталиком тропа заканчивается и мы по очереди продолжаем прокладывать ее дальше. Каждый кто выходит вперед, старается пройти по снежной целине как можно больше, ибо это та самая работа, которая для настоящих мужчин - трудная и почетная… К тропящим снег присоединяется и Таня. На каком-то этапе Витя - Юнга бьет ступени из последних сил и только тогда уступает место идущему за ним Виктору - Мастеру, когда тот начинает жаловаться, что слева след правой ноги, а справа, наоборот - левой! Тут же Ксюха вносит предложение пристреливать пьяных лосей на месте, она быстро реагирует на ситуацию. Так с шуточками и смехом мы все ближе и ближе подбираемся к широкому гребню перевала. Оставив на его седловине рюкзаки, рассыпаемся веером в поисках тура и подходящего места для организации бивуака. Тура нет, а место Адмирал определяет под невысоким скальным гребешком чуть к северу от перевальной точки. Небо между тем немного расчистилось и появилось солнце, освещающее обширное снежное плато, в левом верхнем краю которого находится перевал Уллу-Марка - наш первый перевал, определяющий третью категорию сложности похода. До него около двухсот метров по высоте и примерно километра полтора пути. Дружно расчищаем и трамбуем площадку. Наша ночевка на высоте 3200 метров над уровнем моря. В палатки забираем только спальные принадлежности, сменную обувь и предметы первой необходимости, остальное остается в рюкзаках на снегу под полиэтиленовыми накидками. На дежурство заступают Юнга и Ксюха. Одна из горелок забарахлила и ужин порядком задержался. Поесть в палатке удалось только после двадцати трех часов, а на дворе в это время нача-лась снежная метель.





Похожие материалы:
Самые новые материалы:
Более старые материалы:

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить