Индекс материала
2010 г. Дневник майского похода. Марухиада.
Теберда-Муха
Хадюка-Маруха
Южный Чигордали
Все страницы

4 мая.

С утра вчерашняя каша идет в охотку. Обязательные ежедневные витамины и конфеты розданы, и в шесть часов тридцать минут входим в лес. Тропа хорошо видна от поляны, ведет по краю хребтика высоко над рекой, в низовьях которой мы вчера вечером умывались. Река шумит и пенится, образуя пороги и водопады. По мере нашего продвижения вверх она постепенно стихает, местами прячась под снег. В туманном лесу идем по тропе, а затем по дороге, оставленной лесорубами. Кто-то отмечает, каким чудесным многоголосьем разливается птичий щебет в утренней тишине.

Когда доходим до так называемого "нижнего коша", набрав шестьсот метров высоты, нас радостно встречают яркое солнце и голубое небо. Оглядываюсь назад: внизу над рекой стелется облачный туман, убегающий от жарких лучей. А у нас короткая остановка для «солнцезащитного макияжа»: лица становятся белесыми от крема. Пожалуй, не совсем красиво, но, безусловно, полезно. Солнцезащитный крем с фактором 50 доказал свою эффективность не в одном походе. Те, кто пренебрег им на Мухе, уже получили вечером свою дозу Пантенола.

Пока народ отдыхает и мажется, Дима изготавливает свой универсальный заменитель фонариков на ноги. Итак, в помощь всем, кто выходит на снег без бахил, описываю конструкцию: дно полиэтиленового пакета разрезается, пакет надевается на ногу, цепляется при этом ручками под подошвой ботинка, и все это намертво обматывается скотчем! Проверено Димой - реально работает!

Продолжаем подъем вправо: сначала чуть-чуть вдоль ручья, потом - по травянистому склону, резко набирая высоту. Отдыхаем. Влад, отмечая все наши передвижения на навигаторе, сообщает, что мы поднялись еще на сто пятьдесят метров. К слову сказать, у нашей группы сложился практически ритуал: на каждой остановке Влад извлекает GPS-навигатор и, внимательно вглядываясь в экран, рассказывает о нашем очередном достижении, подбадриваемый нашими вопросами «Сколько мы прошли, сколько осталось набрать по высоте, какое расстояние по прямой и по тропе?». Бесспорно, прибор делает наши привалы интересными и занимательными, есть что обсудить. К примеру, по его показаниям сначала нам остается пройти 7 км, а после очередного перехода – 11. Соответствующим образом меняется расчетное время прибытия, то обнадеживая, то убивая надежду напрочь. (Прибор хороший, но в горах ему сложно просчитать маршрут.) Между прочим, из-за того, что во время последней ночевки погода прояснилась, навигатор сообщил, что мы за время сна поднялись на 100 м. Супер!

Вяло покидавшись шишками, снова двигаемся вверх. Выходим из зоны леса на травянистый склон и движемся по нему влево, потом, следуя за его изгибом, вправо. Доходим до начала цирка, где перед выходом на снег решаем подкрепиться. Пока мы жуем «Сникерсы», Иван просит внимания и проводит краткий курс молодого бойца. Андрей Борисович снимает на видео, как наш руководитель демонстрирует приемы остановки, «зарубания» на снегу, объясняет как надо и не надо ставить рюкзаки на склоне. Отлично, после теоретической подготовки пора и в путь, пока снег держит. Солнце, кстати сказать, уже давно не беспокоит нас своим вниманием, что нам сейчас только на руку.

Ого, вот это следы! Недавно перед нами прошел немаленький, вероятно, медведь, учитывая, как глубоко он проваливался в снег. Отпечатки когтей четко просматриваются внутри каждого следа. Потом наши пути расходятся. Мишку потянуло налево, а нам – прямо. Чем дальше в цирк, тем глубже снег… К досаде, начинаем проваливаться. Самые сильные и тяжелые туристы тропят, движение, увы, замедляется. Но вот впереди открывается желанная предперевальная взлетка. И что же: к сожалению, на седловине на нашу сторону висит приличный «карниз». Прямо «влоб» через него на перевал ведут чьи-то следы. Нам снова не туда: время позднее, и идти прямо рискованно. Забираем правее на травянистый отрог. После быстрого перекуса на снегу в тринадцать двадцать медленно и осторожно поднимаемся на самый его верх, на высоту 3047 м, по тридцатиградусному склону. Там поворачиваем налево и по гребню хребта по траве, не выходя на карнизы, спокойно спускаемся к перевальной точке.

В три часа дня мы на перевале Хадюка на высоте 2977 метров по навигатору. Перед нами здесь была группа из с.Донского под руководством Чернова. Приличного фото у нас не получится: пока Ваня пишет записку, нас окончательно окутывает туман, давно подбиравшийся к нам со всех сторон.

Начав спуск, выходим на небольшую ровную площадку. Тут сегодня и заночуем. Вокруг нас – белая пелена. Непонятно, где граница между зыбким туманом и снежным склоном. Топчем снег под палатку, и я замечаю озадаченные взгляды и неуверенные движения новичков. Действительно, мы им рассказывали о комфортных ночевках внизу у реки с жарким костром, а тут на снегу спать придется…. Разумеется, всяко бывает. Для этого и взяли с собой горелку и газ. Воды сюда донесли немного, но хватает на целый котелок лимонного напитка. Полноценного ужина не будет, только сублиматы, грудинка и сладости. Я решаю, что самое время достать 0.5 коньяка, который Ира Ерохина принесла нам к отбытию автобуса. Поразительная предусмотрительность! За это ей отдельное спасибо! Маша, в свою очередь, предлагает оценить чудесный ликер, название которого, правда, так и не выясняем, ведь он уже в пластиковой таре. Антон достает из рюкзака очередную порцию спирта. Для поднятия настроения у нас есть особый десерт – банка ананасов. Рома с радостью выставляет ее на стол (еще бы – восемьсот грамм веса).

Ставим топиться снег: чуть позже будет пюре с мясом. А пока, кто-то ушел в палатки, кто-то остается у стола. Влад рассказывает нам занимательные истории из своей богатой походной жизни. Тем временем у меня, к сожалению, появился пациент. У Романа температура, болит горло. Он грешит на промокшие ботинки, но, надо полагать, виновато «мороженное» на Мухе. Сочувствую, болеть в походе неприятно…

Пока жду снижения температуры у Ромы после приема лекарств, сама неожиданно получаю весьма приятную процедуру. Татьяна бесподобно делает массаж, несмотря на то, что я - неудобный пациент: стою в одежде под срывающимся снегом рядом с теплой кампанией за столом.

Роману стало лучше, он ужинает и засыпает. А вот остальные остаются без ужина. Пока растаял снег в котелке, часть команды уже спит от усталости, другие нашли калории в алкоголе и тоже отправляются «на боковую».

К утру – бесподобные звезды, звенящая тишина и мороз.

5 мая.

Я просыпаюсь от чьих-то голосов. Вспоминаю, что вчера у нас бродила идея встретить рассвет на перевале. Может кто-то уже там? Кто-то, только не наши. Вся команда по палаткам. На фоне рассветного неба на перевале - многочисленная группа туристов. Постепенно все просыпаются и вылезают на свежий воздух. Фотографы бродят вокруг лагеря и делают снимок за снимком, ведь вокруг изумительная красота. В чистом голубом небе - одинокий серп луны. На наших глазах первые солнечные лучи окрашивают в розовый цвет самые высокие вершины – Софию и Псыш, над которыми как кокетливые нимбы висят линзы облаков.

Ваня со Стасом решают нанести визит вежливости и отправляются на перевал. Там с рассвета веселятся 3 команды т/к Юность общим числом пятнадцать человек. Это Артур Альбертович Чеченин и его воспитанники взошли на перевал. В семь утра, спускаясь, они проходят мимо нашего лагеря, приветствуя нас.

Пока мы упаковываем обледенелые палатки, картина вокруг меняется на глазах. Сначала в небе материализуются тонкие полоски темных облаков. Вершины хребтов вокруг еще сверкают в лучах солнца, а на Софию и Псыш уже падает чья-то тень. Вот и виновница: со стороны Аксаута ползет, клубясь и низко стелясь по склонам, серая туча.

В восемь часов мы резво пускаемся по следам Юности. Однако…, следы ведут налево, а мы всегда ходили прямо в кулуар, перед водопадом выходя из него в лес. Не будем менять привычки (а зря…). Быстро топаем вниз. Туда же ведут чьи-то старые следы. Вот уже виден последний участок перед водопадом. Впереди лесистая горка треугольной формы. От нее навстречу нам тянется тонкий отрог-перемычка. Следы уходят по снежнику резко влево и теряются за острым гребнем отрога на крутом осыпном склоне. Иван идет на разведку. Досадно, его резюме неутешительно: будет сложно выйти из кулуара в лес, потребуется преодолеть крутой участок скального выхода; по «сыпухе» можно спускаться, но все эти варианты пригодны, скорее всего, для более подготовленной группы. После короткого совещания руководитель принимает решение идти с минимальным риском, неровен час, кто-то не удержится и…. Для нас это означает – путь назад. Надо топать вверх до развилки со следами групп Чеченина.

Настроение – ниже плинтуса. Много времени потеряли на спуск, на разведку, и еще время уходит, пока мужчины набирают воду. Но вода нам однозначно необходима. Ведь, по сути, мы с утра идем практически «насухую», на завтрак всем досталось по стакану чая и все, тяжело. Чуть выше места, откуда повернули назад, по склону течет ручей и скрывается в ранклюфте. Подход к воде – крутой снежный склон с твердым настом. Вот тут-то и пригодилась теоретическая подготовка: поскользнувшись, Андрей Борисович успешно «зарубается», не уронив ни одной бутылки, следом за ним падает и технично тормозится на склоне Роман.

К общему неудовольствию, из за туч вылезло жаркое дневное солнце, поглазеть на наш промах. До самой развилки подниматься не приходится - навигатор подсказывает нужный поворот гораздо раньше. Как же нелегко возвращаться! Не столько физически, сколько морально! Ведь пока Ваня ходил в разведку, ребята, стоя на гребне отрога, уже видели внизу зеленую ленту Марухи, извивающуюся по долине, команды Юности, подходящие к переправе, заставу с баней.

Снег перестает держать, начинаем проваливаться. Стас на очередной остановке с досады даже заявляет, что ему надоело ходить в мае.

Добравшись до следов Юности, быстренько бежим вниз до леса. Тропу находим не сразу. К этому моменту Антон, Стас и я в ее поисках отрываемся вперед и пересекаем снежник. Группа скрывается за верхним изгибом хребта, следуя по тропе. Мы - трое - и остальные продолжаем спускаться по разные стороны хребтика минут десять, в итоге, встречаемся, когда он сходит на нет. Но руководитель, придя первым, учиняет нам разнос за то, что мы находились вне пределов его видимости и не последовали за группой. Они почти все это время спускались по старой лавине, покрывающей травянистый склон. Летом по нему зигзагом петляет тропа. А сейчас пришлось спускаться прямо вниз. Аня и Таня несколько раз успешно «зарубались», а Маша сделала это прямо на моих глазах.

Продолжаем двигаться к заветной заставе. Путь просматривается до самой реки. Только очень уж неудобно идти по лавине: ноги то проваливаются, то натыкаются на обледенелый ком. Настолько изматываемся, что, не доходя до реки, делаем передышку с шоколадом и вафлями. По пути вниз слышим грохот: практически над заставой высоко на противоположном склоне происходит мощный камнепад. Андрей Борисович успевает заснять его завершение на видео.

Наконец брод: в месте автомобильной переправы, где река широко разливается. Ваня проходит, практически не замочив колен и объявляет, что желающие могу идти босиком, дно песчаное. Ух ты, сколько находится желающих: почти все. Таня так резво рвется в воду, что забывает на берегу ботинки, а потом отказывается от помощи и возвращается за ними обратно. Я ее понимаю. Вступая набитыми горящими ногами в холодную воду, испытываешь практически наслаждение.

В два часа дня мы на месте. На заставе уже во всю топится баня. Иван, пользуясь своим служебным положением, сразу отправляется в парилку в компанию к Артуру Альбертовичу. Мы же пользуемся солнечной и ветреной погодой: торопимся просушить вещи и палатки. Но погода сегодня решает впечатлить нас своим разнообразием и капризной непредсказуемостью. Только мы заканчиваем равномерно разбрасывать свои вещи по поверхности земли, как по ущелью уже летят серые тучи. Быстренько закидываем вещи под защиту палаток, благо, все успело высохнуть. Натягиваем дождевики. Сегодня же по плану должна быть дневка и, соответственно, много вкусной и здоровой пищи. Безусловно, надо срочно выполнять план. Начинаем с компота. А пока Влад следит за гороховым супчиком, у нас есть отличный повод – День Радио! Как всегда, громко кричим «Ура!». Ра – Солнце – снова вылезает полюбопытствовать, кто там снизу ему орет, заодно высушивая наши дождевики. После супа джентльмены предлагают дамам, то есть Маше, Тане, Ане и мне, идти в баню. В прямом смысле. А самые отчаянные среди них, вдохновленные жаркими солнечными лучами, отправляются купаться на Маруху.

Попарились знатно! Наконец к вечеру, все чистые и сытые, решаем вопрос о завтрашнем дне. В сущности, решают за всех мои пациенты. Роману надо восстановиться и окончательно нормализовать температуру, Василию - поберечь колено, травмированное на спуске, а Антону… Хм, глядя на его распухший голеностоп, я прикидываю, как вести его вниз. Но руководитель и больной единогласно решают: завтра во время дневки нога «заживает», потом Антоху мы разгрузим и весело пойдем Южный Чигордали. В самом деле, рецепт - ничем не хуже других… Забегая вперед, в случае Антона этот метод лечения себя оправдал. Впрочем, и я делаю все от меня зависящее для осуществления вышеописанной программы.

Обрадованные известием о дневке, все расслабляются у вечернего костра. Мы пьем ароматный душистый чай, которым нас угостил Артур Альбертович. Сегодня днем он поинтересовался, нет ли у нас лишней картошки. Несложные подсчеты в уме: вчера суп не варили - конечно, я могу отдать друзьям-туристам целую порцию сушеной картошки. Слово за слово, и мы начали делиться рецептами изготовления походного мяса. Ваня угостил Артура мясом, сублимированным в жире, а Альбертович принес нам на пробу мясо, высушенное и смолотое практически в порошок. Мы с Ваней про такое читали, но никогда не делали и ни у кого раньше не видели. Интересно! Надо будет завтра спросить, что это за вкусный чай он нам подарил.

Василий подкидывает в огонь очередную «лишнюю» майку, не нести же ее дальше! Смотрим, как майка плавится и растекается по камню. Надо же, из чего ее сделали?

Когда все рассаживаются вокруг костра, Андрей Борисович рассказывает об интересной методике восстановления зрения. Потихоньку расходимся спать.

6 мая.

Утром не торопясь вылезаю из палатки. Невероятно, какое яркое солнце и чистое небо! Чего же я сплю? Вероятно, потому что палатка стоит в тени… Широкое Марухское ущелье открывается во всей своей красе. Под ослепительным насыщенно-голубым небом искрится снегом Марухский перевал, скалится Медвежья пасть, вычерченная черным контуром леса и скал. Маруха блуждает по дну ущелья как капризная девица – то к одному склону направится, то, передумав, поворачивает к другому. Яркие краски солнечного утра дарят мне превосходное настроение и напоминают о первом моем походе с такой же отличной дневкой.

После завтрака все занимаются своими делами. А я приступаю к прямым обязанностям. Сначала объявляю пункт оказания медицинской помощи открытым. И люди идут…, к моему, и, полагаю, их тоже, великому сожалению. Кому ж охота болеть в таком чудесном месте! Артур Альбертович, заметив, сколько у нас в команде страждущих, предлагает чудодейственную мазь, из состава которой я запомнила только масло чайного дерева. Татьяна и Стас сразу же испытывают средство на себе. Вспоминаю, что хотела выяснить сорт чая, которым мы продолжаем угощаться и сегодня. Оказалось, это личный рецепт Артура из многих сортов. Эх, не догадываюсь сразу записать.

Дежурные сварили кисель, снова присаживаемся к столу. Я беру чинить свою напоясную сумку: вшиваю пряжку обратно. Тем временем, у Вани рождается идея… Нечего греха таить, у нас избыток одного продукта, именуемого в простонародье С2Н5ОН. Так случилось, что до сих пор мы употребляли его из запасов Антона, неучтенных, подчеркиваю. А так как идти осталось мало, а нести – лень, Иван предлагает нам с Владом лишнюю «полторашку» закопать. В землю. Сказано – сделано. Так что, имейте в виду, в районе заставы имеется спирт отличной выдержки. Хотя…, сомневаюсь, что он там долго успеет выдержаться.

Следующим у меня по плану – перераспределение продуктов, чтобы всем было поровну. На этот процесс собирается посмотреть большая часть команды, возможно, с целью контроля «вкусняков» и их распределения по справедливости, но нас прерывают. Гости – группа из Пензы. Они интересуются вариантами быстрого выхода к людям, у них в команде температурящий больной – простуда, вероятно, бронхит. Помогаем, чем можем. К счастью, им прилично везет – к заставе поднимается машина пограничников. Возвращаясь через полчаса, она забирает больного парня и двоих сопровождающих. Остальные, наскоро перекусив, тоже уходят, оставив впечатление какой-то, пожалуй, надменности со своей стороны. Ну и Бог с ними!
Не расслабляются на дневке только дежурные. Сегодня эта участь выпала Маше, Андрею Борисовичу, Василию и Роману. Но они с честью несут это нелегкое бремя! Поколдовав над котлом, Маша потчует нас вкуснейшим грибным супом. (Пора извиниться за кулинарные подробности, но я же, с одной стороны, - завхоз и, с другой, - доктор по совместительству. Или наоборот…) Андрей Борисович, завидев ползущие по ущелью кучевые облака, предлагает всем переселиться в домик заставы. Лишь Стас остается верен палатке и спокойно сидит у костра, пока мы суетимся с переездом. Позже компанию ему составит Дима, поглядев, как мы рядами укладываемся на кроватях и на полу. А к утру к ним на свежий воздух уйдет и Руслан.
Тем временем, подошла наша очередь идти в баню (у нас все по записи: сначала Юность, потом Ратибор). Сегодня мужчины первые. Пошли не все. Мы – Аня, Таня, Маша, я, Влад и Стас – устраиваемся в домике возле печки и под шум разгулявшегося дождя играем в «Есть контакт». Вот уж не думала, что игра так увлечет нас, что мы идем париться только за час до ужина.

Я раньше никогда не использовала еловые веники в бане. Это здорово! Мы с Татьяной и Аней паримся ими от души. Выходим из бани, а от дождя не осталось и следа. С удивлением разглядываем голубое небо, закатные облака и розовые пятнышки снега на склонах. А на столе – ужин. Хоть уже настало наше с Аней дежурство, мальчики справились без нас. Красота!

Долго укладываемся спать. В конце концов, я укутываюсь с головой в спальник и проваливаюсь в сон. В отличие от Татьяны, я не слышу, как по спальникам полночи шелестит огромный черный жук. Это хорошо, потому что я не обладаю Таниным железным спокойствием и не смогла бы быть такой невозмутимой - тихо лежать до подъема.



Похожие материалы:
Самые новые материалы:
Более старые материалы:

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить